Форум » Быт » Посуда » Ответить

Посуда

Fill: Пробежался по ВДНХ в поисках ложек, мисок, кружек и иже с ними. НИ ФИГА ТАМ НЕ НАШЕЛ

Ответов - 51, стр: 1 2 All

Сигват Ормстунг: Рекомендую заказать у Соколова Антона. Но там надо сразу на весь клуб заказывать. Иначе дороговато выходит.

Хорт: А контак его можешь подкинуть? Он вообще от куда? Хотелось бы на работы его взглянуть, да и что по ценам выходит тоже интересно.

Сигват Ормстунг: Он из Вологды. bruevich11@mail.ru +792111443794 Если будете заказывать, то с нами свяжитесь, нам счас надо восстановить побитые миски-кружки и общакового докупить(клуб разросся ). Вместе дешевле выйдет)

Пересвет: http://vkontakte.ru/id1493060 замечательная керамистка из Москвы

Мери: Хорошие у неё работы. Мне понравились. особенно фляги и братины, которые попроще, без облива вообще очень внушительно ощущаются

Хорт: Ноя всё равно хочу всё деревянное.

Мери: Ну может все то не надо ? )) Я хочу фляжечку, в неё налить можно что-нибудь целебное...

Димыч: Дэн,загляни в центральный павильон,в лавку,где изделия из бересты.Там,по-моему,простая деревянная посуда тоже была.

Fill: Ок, Димыч, гляну на досуге. З.Ы. Как отдыхается? )))

Димыч: Дэн,не поверишь-РАБОТАЮ НА ИЗНОС!!!

Хорт: Кстати, в тему о посуде. Крынки и миски очень даже ничего. На счёт цен пока не списывался. http://forum.manor.ru/viewtopic.php?f=306&t=25581 Особенно вот эти понравились. http://keep4u.ru/full/2009/03/19/94dbfd53b754797f6e/jpg

Мери: А мне понравилось из деревянной кружки-бочоночка пить

Хорт: Мне тоже. Особенно квас приобретает в нём очень интересный вкус. Наверно, это потому, что мы её в масле вываривали и поэтому посуда приобрела аппетитный запах.

Димыч: В льняном?

Хорт: Нет мы в обычном рафинированном подсолнечном вываривали. После льняного ты жрать из это посуды не станешь.))) После промасливания я ещё вощил донышки с внешней стороны.

Димыч: Ничего подобного.У меня пивная деревянная кружка пропитана льняным маслом.И очень даже ничего пьется!)))

Хорт: В дурдоме и валенки ебут. Так что я уже давно ничему не удивляюсь. Я говорил не о пропитке, а о вываривании в масле.

Димыч: Хортяр,как так-Весенний Тинг уже прошел,а валенки все никак не оставят,из бедных валенок уже через край льется,наверное!)))))

Мери: Дались вам эти овцы в валенках.... А я вот хочу обновить деревянную стограммовочку, которую мы тоже выварили. Она может не очень исторична, тк из можжевельника сделана, но пить то из неё должно быть приятно, особенно если это не квас!

Димыч: О!Это мысль!Надо будет в ближайшем наряде взять ключи от мастерской на вечер,на станке нафигачить себе комплект деревянной посуды!)))

Мери: Ну хоть комплектус лафетников сваргань. Это будет фишкой такой. Все обрыгались уже, а мы так раз...культурненько из вонючик обмоток по лафетнику и сидим, пьем, как ни в чем ни бывало. Сплошной политес византийский

Димыч: Шо за лафетник?И с чем его едят?)

Мери: Ну это такие рюмко-бокалы для пития, формы такой лаконичной : к верху пошире, к низу поуже. Обычно граммов на сто, стандартная такая норма Можно без ножки, хотя с ножками то бонтоннее Шмакяю ссылку, плоховато, но понятно. http://images.yandex.ru/yandsearch?p=4&text=%D0%BB%D0%B0%D1%84%D0%B5%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA&spsite=m-glass.narod.ru&img_url=m-glass.narod.ru%2Fcatalog%2Fpictures%2Fpic00320_.jpg&rpt=simage

Димыч: Заметано!:)Материала хватает,правда,только сосна.Ближайший наряд-в след.понедельник.

Мери: Представляешь, как мы будем смотреться....

Димыч: Ага.Марин,ты что предпочитаешь?Стоит,ждет новых звезд 2 литра самодельного джина,3-кедровки полугодовой выдержки,и 4-настойки на клюкве-через 2 недели как раз войдет в самый вкус,не считая 1.5 литров коньяка.Все 40-градусное,спирт Люкс.Абсент уже закончился!:)

Мери: Усе нравится, кроме коньяка. Это для меня продукт капризный, надо пробовать.

Хорт: Алкотня проклятая.

Мери: ну это как посмотреть.... Мы - жизнелюбы, вот. Ну и потом, мы хулиганить не будем, рядом Вождь, он сразу остановит безобразие , если что... Да тем более, что личный пример Самого!!!! не позволит уж слишком расходиться. Фооос!!!!!!!

Димыч: Ну вот так всегда-стоит человеку завязать со спиртным-сразу все вокруг алкоголиками становятся!И откуда только берутся?!)))

Мери: Эх, Димыч, о духовном надо думать, о духовном!!!

Димыч: Точно!Духовой оркестр на фестивале не помешает!:)

Мери: Представляю эту колоритную картинку!!!!!!!!!!!!

Мери: А я себе купила глиняную чашку, скорее бокал даже. И в пир, и в мир, и в добрые люди будет. А если в злые люди, то тоже хорошо : По башке можно дать им!

Хорт: Умничка! Отличная чашка. Всем остальным тоже озаботиться посудой! У тех у кого нет до сих пор посуды, купите хотя бы ложку и кружку, хотя и миска тоже желательна!.

Димыч: Если поедете на ВДНХ за посудой,то В ВИКТОРИУМЕ СТОЛОВАЯ ПОСУДА В 1.5 РАЗА ДЕШЕВЛЕ,ЧЕМ В МД!!!Проверено на людях!:)

Мери: Можно и руками трескать, зачем ложки миски?

Хорт: Ну тебя то я конечно и с ложечки покормить могу. А вот остальным иметь посуду обязательно!

Кольгрим: А есть у кого фото деревянной посуды ( ложки, кружки, миски) нашего времени? А то боюсь нарыть что-то не то.

Мери: Ну тебя то я конечно и с ложечки покормить могу Да мы и без ложечки все съедим, но приятно ))) Я так поняла, что если кто не с историчной ложкой, то жрать не давать?

Димыч: Не,если ложка неаутентичная будет,пускай аутентичными руками ест!)))

Мери: Не, не давать жрать!!! Время есть, пусть вырезают сами

Хорт: Кстати, тут видел миску из клёна вырезанную. Красота несусветная! правда и стоит 1000 за штуку! Но она того стоит! к тому же вырезана в ручную. Завтра фото её скину сюда и адрес мастера заодно. Фото ложек тоже завтра размещу. На Новгород ложек резных костяных и деревянных полно.

Хорт: Обещанные ложки. А тут конкретнее о их ручках. НОВГОРОДСКИЕ ДРЕВНОСТИ РЕЗНОЕ ДЕРЕВО. Б. А. КОЛЧИН (2 глава): 17. Ложка целая первой половины XI в. (24-29-141). Легкая, изящно сделанная, она имела ручку длиной 16,5 см. Шейка, т. е. место перехода ручки в лопасть, украшено рельефным пояском, который, немного выступая, окаймляет черенок. На нем техникой плоскорельефной резьбы вырезана трехрядная плетенка. Полоса плетенки двухременная (табл. 3, 5). Саму плетенку окаймляют бортики, тоже двухременные. Ширина пояска 2,4 см, а непосредственно плетенки—1,6 см. 28. Ложка самого конца X в. (26-26-1099). Сохра¬нилась целиком. Верхняя плоская сторона покрыта узором из трехрядной плетенки. Орнамент выполнен контурными линиями. Плетенка внутри полосы имеет овальные насечки (табл. 3,21). 29. Ложка с частично разрушенной лопастью (23-30-746) имеет широкую плоскую ручку. Ширина ручки 3,5 см, длина 7 см. Вся верхняя сторона укра¬шена плетенкой с заполнением в виде решетчатых ромбов (табл. 3, 19). 30. Черенок ложки конца XI в. (22-31-1399) укра¬шен тремя продольными орнаментальными линиями. Линии заполняются узором в виде последовательных треугольничков с неглубоким фоном. 36. Ложка конца X в. (26-21-1700) в середине гладкой рукоятки имела рельефный узор в виде седла (табл. 3,13). Длина орнаментальной части 2,8 см. 37. Черенок ложки 20-го яруса (20-21-876) имел рельефный поясок с двухрядной плетенкой и маленькой пуговкой. Высота коковки равна 3,4 см (табл. 3,11). 38. Черенок ложки середины X в. (28-32-149) кроме простой коковки-пуговки имел еще семь резных поясков, украшенных треугольными нарезками (табл. 3,15). 39. Ложка конца XI в. (21-26-165) кроме пояска у шейки черенка имела подобный поясок на конце черенка, завершавшегося мордой фантастического зверя (табл. 3,26). 41. Ложка середины X в. (28-31-317) найдена вместе с чашами языческой братчины. Сохранился небольшой фрагмент лопасти размером 7X4 см. Внешняя сторона лопасти покрыта тремя рядами лепестков, отходящих от шейки черенка. У второго и третьего поясков каждый лепесток покрыт елочкой. ' Узор выполнен техникой тонкой порезки. 42. Ложка XI в. (22-27-102). Сохранилась лопасть с частью черенка. На внутренней поверхности лопасти по контуру ложки проведены два овала и внутри них изображен четырехконечный мальтийский крест в виде четырех треугольников (табл. 3, 36). Ещё новгородские ложечки.

Мери: Ну, может кто резать начнет ?

Кольгрим: А дерево не важно какое ? По ложкам все идеально понятно) если будет у кого все также красиво и ясно по чашке и миске, скиньте пожалуйста.

Хорт: Чашки глиняные. Надо покопать тему эту. Вообще сам попробуй поискать. Там в основном все реконструкции на основе черепков из старой Ладоги. Хотя думаю что и на новгород можно при желании накопать. Глянь на ТФ. Думаю там обсуждалось что то подобное. Кстати глиняную миску для феста можно купить в викториуме за 200 рублей!

Мери: А я без миски !!!!! Все, жизнь кончена, я в депрессии

Димыч: Марин,тебя Хорт с ложечки покормит!)))))

Хорт: Керамика Новгорода История и археология 11/97 Раннегончарная керамика Новгорода (по материалам Троицкого X раскопа) В. М. Горюнова В данной статье представлены итоги предварительного анализа керамического материала, собранного в нижней части культурных отложений (15-21 пласты, 26-31 ярус построек) Троицкого X раскопа. Необходимость такого исследования продиктована потребностью в выявлении общих этапов развития раннегончарных форм керамики Новгорода и Рюрикова городища, и в последующей синхронизации полученных стратифицированных типологических схем этих двух центров. Наша задача по обработке материалов Троицкого X раскопа была существенно облегчена тем, что в археологической литературе уже опубликованы типологические разработки новгородской керамики по Неревскому и Троицкому VIII раскопам.1 Учет процентного распределения отдельных групп сосудов, особых форм по фиксированным в поле искусственным пластам культурного слоя, а затем перевод полученных данных в систему ярусов весьма затруднен, так как на месте Троицкого X раскопа наклон материка к востоку составил 62-80 см, с юга на север 15 - 30 см. Ясно, что пластография не отражает естественной стратиграфии; пласты по уровню не всегда соответствуют ярусам и чем ближе к материку, тем больше расхождений между двумя системами. Так, например, 17 пласт включает в себя конструкции части 27, почти всего 28 и части 29 ярусов. Та же ситуация и с 18 пластом. В нем располагаются конструкции 28 - 30 ярусов. Падение древнего рельефа внутри пластов составляло от 15-20 см (на уровне 25 яруса) до 30 - 40 см (на уровне 28 яруса). Поэтому на первоначальных этапах исследования пришлось ограничиться данными только пластографии. На данный момент дендрохронология раскопа не готова. Хронологические реперы, которыми мы располагаем, следующие: в 14 пласте (ярус 25) найден клад монет, самые младшие монеты которого датируются не позднее 1025, 1029 гг.2, в пласте 15(яруе 26/27) найдена печать Ярослава Мудрого, предварительно датированная авторами раскопок не позднее 20-х годов XI в.' В полевом отчете дана предварительная дата для 15-21 пластов -середина X - первая четверть XI вв. Вся совокупность керамического материала (свыше четырех тысяч фрагментов) по своим технологическим признакам (в соответствии с методикой А. А. Бобринского) делится на несколько групп. Сосуды, занимающие промежуточное положение между РФК - 2 и РФК - 3; группа керамики, связанная с РФК - 3, и наконец, горшки, обработанные на уровне РФК-4, Тесто ранне-гончарной посуды, за редким исключением, рыхловато со значительной примесью дресвы. Керамический материал предматериковых отложений Троицкого X раскопа был нами разделен предварительно на несколько групп по особенностям профилировки верхней трети сосуда, без особого учета изменений общих пропорций посуды. При этом мы руководствовались тем, что временным изменениям у древнерусской посуды подвергается прежде всего профилировка венчика, шейки и плеча. Не исключаем при дальнейшей работе эту систему сделать более строгой с точки зрения общих требований, предъявляемых к типологическим построениям. 1 группа объединяет сосуды эсовидной профилировки с архаичными признаками, обусловленными тем, что профилировка венчика почти не связана с обработкой на круге. Венчик плавно отогнут наружу. С внутренней стороны на шейке, как правило, имеется утолщение - след соединения краев лент. Край венчика имеет прямой срез ножом. Подгруппа первая отличается сравнительно длинным венчиком, плавным профилированием шейки и плеча. Степень выпуклости плеча несколько варьирует от почти невыделенного до хорошо выраженного (рис. 1: 2, 3, 6). Подгруппа вторая - с более укороченным венчиком. При сохранившейся достаточно плавной профилировке венчик бывает более отогнутым наружу, но сохраняет архаическое утолщение изнутри на шейке и прямой срез по краю. Иногда на срезе появляется оттяжка вниз (рис. 1:4, 4А). Подгруппа третья имеет венчик с несколькими срезами ножом, в результате чего он приобретает гранчатую форму (рис. 1:5). Подгруппа четыре отличается формой шейки. При обработке на круге шейка сосуда формуется широким желобчатым выемом. Край венчика при этом сохраняет архаичный признак - прямой срез ножом, сделанный под косым углом (рис. 1:1). Сосуды I группы орнаментированы либо волнистым, либо линейным орнаментом, нанесенным гребенкой. Иногда линейный орнамент наносился довольно небрежно, палочкой. II группе принадлежат сосуды также эсовидной профилировки, но венчик, а чаще всего и вся верхняя треть у них подвергнуты существенной обработке на гончарном круге. Она как раз и обуславливает особенности профилировки венчика. Он у этой группы сосудов сравнительно короток и, за редкими исключениями, которые можно наблюдать на экземплярах, занимающих промежуточное положение между I и II группами (рис. 2:1, 2), резко отогнут наружу, утончен. Внутренняя часть плеча большей части сосудов сформована с помощью бочарки (рис. 2:3 - 6). Эта группа распадается на две большие подгруппы: первая с венчиками, край которых закруглен различными способами (рис. 2), и вторая с венчиками, имеющими в разной степени выраженные оттяжки вверх и желобок или округлую впадину на внутренней стороне его края (рис. 3). На сосуды этой группы нанесен линейный или линейно - волнистый орнамент палочкой или гребенкой. Есть особые комбинации этого вида орнаментации (например: рис. 2:8). III группа представлена горшками с коническим туловом, выпуклыми плечами и цилиндрическим горлом с вертикально поставленным венчиком, который часто имеет оттяжки и желобки по срезу, направленному косо внутрь (рис. 4). Отдельные экземпляры сохраняют архаичную черту - прямой срез верхнего края венчика (рис. 4:8, 9). Орнаментация у этой группы составлена из псевдоваликов, многорядных линий и волн, различного рода наколов. Все мотивы орнамента нанесены гребенчатым штампом, изредка палочкой. Иногда орнаментация отличается особой пышностью (рис. 4:3), а на внутренней стороне венчика появляется многорядная волна (рис. 4:6, 3). Выделенные выше три группы сосудов в типологическом плане ничего особенного не представляют. Такие формы присутствуют во всех до настоящего времени известных публикациях, посвященных типологии новгородской посуды. Широкое распространение подобной профилировки венчиков на северо - западе древней Руси подчеркивалось в литературе неоднократно. Ниже у нас пойдет речь об особых группах новгородской посуды, своим происхождением либо напрямую, либо опосредованно связанных с западнославянским миром. В материалах предматериковой части культурных отложений Новгорода можно выделить достаточно значительное число керамики с западнославянскими чертами. В свое время Г. П. Смирнова посвятила западнославянским формам новгородской керамики специальную статью. Ею были выделены три группы сосудов, аналогии которым она приводила из Врлина, Щецина, Гданьска, а также из Германии и Швеции. Атрибутировала она их в качестве позднего Фрезендорфа и Тетеров (Смирнова Г. П. 1974, С. 17-22). На наш взгляд из всех трех групп, проанализированных Г. П. Смирновой, лишь вариант I первой группы безупречно соответствует приведенным аналогиям, т. е. мы можем связывать ее с фрезендорфской группой западнославянской керамики. Задачи атрибутирования сложны еще из - за того, что не всегда можно быть категоричным в определении границ того или иного типа, а картина взаимодействия древних локальных групп западнославянской керамики в Германии и Польше представляется немного более усложненной, чем это считалось раньше. Установлено взаимодействие менкендорфской посуды с торновской, дискутируются возможности влияния Фрезендорфа на Менкендорф. Не исключено, что фельдбергский тип также принял участие в изменении профилей ранних менкендорфских сосудов, отсюда появление среди них округлобоких горшков со вздутиями в верхней трети. Особенно данное явление характерно для территории польского Поморья, памятники которого чаще всего дают наиболее полные соответствия керамическому материалу Новгорода, причем соответствия комплексного. Первостепенное значение в этом отношении имеют материалы Волина. Подавляющую часть керамики Волина польские исследователи относят к фрезендорфскому типу, который в польской литературе обозначен волинским типом. Значительный процент керамических материалов Волина принадлежит также и менкендорфскому типу. Наряду с этими группами сосудов часть керамики Волина имеет синкретический набор признаков, что говорит о незаконченном процессе становления новых форм. Подобное явление можно наблюдать и на ряде сосудов Новгорода. Здесь мы в гораздо большем числе случаев имеем дело с формами, которые возникли в местной среде под опосредованным влиянием западнославянских гибридных форм, подобных отмеченным выше в коллекции Волина. Такова IV группа посуды, выделенной нами в коллекции Троицкого X раскопа. IV группа состоит из приземистых широкораскрытых горшков с вертикальным венчиком (рис. 5: 1-4, 7). Венчик часто отделен от тулова одним валиком. Край венчика имеет архаичную форму, с прямым срезом. Г. П. Смирнова выделила в материалах Неревского раскопа восемь вариантов сосудов, подобных экземпляру с рис. 5:7, и вполне справедливо считала их исходной формой для горшков с вертикальным горлом.4 Но сама исходная форма, на наш взгляд, возникла под влиянием не чисто фрезен-дорфских типов, истоки ее скорее связаны с теми формами Мен-кендорфа, которые еще в начале своего существования (в IX - X вв.) подверглись воздействию фельдбергского или фрезендорфс-кого типов и поэтому приобрели более раздутую верхнюю часть, валик и накольчатый орнамент. Уже в восточнославянской среде на новгородской почве они трансформировались в сосуды с вертикальным венчиком IV группы. Этапы этой трансформации прослеживаются на примере сосудов, представленных на рис. 5: 1 - 4. В дальнейшем своем развитии они дают типичнейшую новгородскую форму сосудов с коническим туловом, выпуклым плечом, цилиндрическим горлом и валиковой орнаментацией группы III. Это тот редкий случай, когда, получив импульс с запада, керамическая форма продолжает активно развиваться на новгородской почве. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на происхождение еще одной формы новгородской посуды, объединенной нами в группу V. V группа представлена по сути одним из нетипичных видов эсовидных сосудов, отличающихся псевдоваликовой орнаментацией и обилием различного рода наколов в сочетании с обычной линейно - волнистой орнаментацией (рис. 6:2 - 6, 8). В этой группе можно выделить подгруппу с упрощенной эсовидиой профилировкой (первая) (рис. 6:2, 3) и с усложненной, (вторая), в которой венчики с оттяжкой и желобками, а изнутри на шейке присутствует уступ, либо плечо приобретает резкую, угловатую профилировку (рис. 6:4 - 6, 8). Не будет слишком большой натяжкой наше предположение, что исходной формой для них послужил гросс - раденский тип, присутствовавший во второй половине X в. на Рюриковом городище.5 Конечно, в коллекции Новгорода отсутствуют промежуточные формы между сосудом из Рюрикова городища и новгородскими экземплярами. Но такое связующее звено мы можем наблюдать в материалах псковского могильника (рис. 6:7). И эта контаминация будет тем более правомерной, что в Пскове, в свою очередь, существует набор подобной "многоваликовой" посуды, в какой - то мере повторяющей профилировку новгородских сосудов, на пример таких, как на рис. 6:2, З.6 Только что рассмотренные последние два примера с самобытной трансформацией инновационных элементов культуры, единственные имели более или менее длительную историю существования в Новгородской земле. Все остальные западнославянские явления, которые мы рассмотрим ниже, хотя и вызывали какую-то ответную реакцию в среде местных гончарных форм в виде создания гибридов или подражаний им, дальнейшего самостоятельного развития не получили. VI группа объединяет редкие, но типичные чисто западнославянские формы, подражания им и гибриды, возникшие на их основе (рис. 7- 9). Здесь мы прежде всего должны вспомнить сосуды первого варианта первой группы Г. П. Смирновой, которые, как уже отмечалось выше, вполне корректно атрибутированы ею в качестве фрезендорфской посуды. На наших рисунках такая керамика представлена двумя экземплярами из предмате-риковых пластов Троицкого VII раскопа (рис. 5:5, 6). В новых материалах Троицкого X раскопа есть единственный фрагмент типичного Фрезендорфа несколько иной модификации, чем у Г. П. Смирновой. Он принадлежит горшку с округлым изломом в верхней трети, с невыделенным венчиком, имеющим косо срезанный внутрь край и легкую оттяжку с внешнего края, с тремя псевдоваликами на плече, украшенными гребенчатыми наколами (рис. 7:1). Целый экземпляр такого сосуда происходит из могильника Боково (рис. 7:2), который позволил сделать более или менее верпую реконструкцию сильно фрагментированного сосуда Новгорода. На Рюриковом городище есть достаточно хорошо реконструированный сосуд, близкий поздним вариантам фрезен-дорфского типа (рис. 10:3). Этот экземпляр имеет наиболее полную аналогию в Лунде, которая датируется первой четвертью XI в. На Рюриковом городище он, к сожалению, не имеет достаточно точной хронологической привязки. Предположительно его можно связывать с третьим этапом изменений керамического комплекса городища, но не исключено присутствие подобных сосудов в период возобновления княжеской резиденции на Рюриковом городище (вторая половина XI в). В материалах Новгорода известна керамика типично менкен-дорфской профилировки (рис. 8:1, 2). И если один из этих сосудов, найденный на Троицком VI раскопе, имеет не совсем типичную орнаментацию (линейно - волнистый орнамент нанесен палочкой), то другой (раскоп Троицкий X) украшен типично менкепдорфскими приемами: щепкой нанесен городчатый орнамент, составленный из крест - накрест пересекающихся линий. Возможно этот экземпляр вообще является импортным, так как в тесте его довольно много крупнозернистого песка - отощитель малохарактерный для новгородской керамики. Кроме этих весьма немногочисленных, но вполне определенно атрибутируемых в качестве западнославянских (возможно, привозных) экземпляров на Троицком X раскопе мы имеем дело с гибридными формами. Это прежде всего, приземистые широкораскрытые горшки с вертикальной, иногда плавно прогнутой верхней третью. Они имеют псевдоваликовую орнаментацию с наколами, гребенчатым штампом либо обычную, линейно - волнистую (рис. 7:4-6). Целый горшок подобной гибридной формы происходит из могильника Деревяницы (рис. 7:3). Вторую гибридную группу составляют мисковидные сосуды (рис. 9), широко раскрытые, с вертикальной верхней частью и округлым изломом на месте перехода в тулово. Они имеют горизонтальный или слегка скошенный наружу срез венчика. Верхняя треть, а иногда и все тулово покрыто группами линий, часто переходящих в глубокие канелюры (рис. 9: 1, 2, 3), создающие псевдоваликовую орнаментацию. Фрагменты подобных сосудов присутствуют в коллекции Рюрикова городища. Там они имеют состав теста и качество обжига, резко отличные от качества новгородской керамики: очень плотный с мелким песком в качестве примеси, охристо красный, прокаленный до звонкости черепок, орнамент нанесен очень частой, с тонкими зубцами гребёнкой (рис. 9:4). Третья гибридная подгруппа возникла явно не без влияния фрезендорфского типа и в какой - то степени менкендорфского. Это сосуды со слегка прогнутой верхней третью, несущей следы округлого излома, подобные представленным на рис. 10:1, 2 Композиция орнаментальных мотивов с включением гребенчатого штампа напоминает валиковую орнаментацию сосуда из курганного могильника Боково (ср. рис. 7:2), но венчик при этом хотя и сохраняет скошенный внутрь срез, чаще принимает более вертикальное положение, сосуд становится более раскрытым. Возможно близки таким сосудам и некоторые фрагменты, встречающиеся в предматериковой части культурного слоя Новгорода, но они как правило очень редко поддаются вразумительной реконструкции (рис. 8:3), гораздо более определенно этот тип выступает в раннегончарных комплексах Рюрикова городища на третьем этапе его развития (рис. 10:1, 2). Присутствуют такие сосуды и в Городке на Ловати (рис. 10:4). Распределение всех выделенных нами групп (с I по VI) по пластам с количественными подсчетами в данном сообщении дано на примере участка Г (см. табл. I). Начиная с предматерика и по 19 пласт включительно, в культурном слое Троицкого X раскопа наблюдается почти абсолютное преобладание эсовидной архаичной формы горшков группы I. Причем, значительный перевес приходится на долю второй подгруппы, с укороченным венчиком (рис. 1:4, 4А). В 18 пласте группа I составляет уже чуть больше половины всех форм и затем, резко сокращаясь в объеме, в 15 пласте практически исчезает. В 19 пласте появляются первые фрагменты горшков более развитого эсовидного профиля: с резко отогнутым, укороченным венчиком с закругленным краем (II группа, первая подгруппа рис. 2). В этом пласте все фрагменты имеют еще переходный облик, сохраняющий архаическое утолщение на шейке изнутри сосуда (рис. 2:1, 2), которое в последующих пластах почти у всех сосудов утрачивается. В процентном отношении максимума сосуды первой подгруппы II группы достигают в 16 пласте (28, 53%). Эсовидные горшки с оттяжкой вверх и желобком по внутреннему краю венчика второй подгруппы II группы (рис. 3) распространяются только с 18 пласта и выше, достигая максимума в 15 пласте (75 %). Причем, если в начале своего появления большая часть фрагментов имеет только намек на оттяжку и желобок, то ко времени максимума своего распространения оттяжка и желобок приобретают наибольшую выразительность у подавляющей части второй подгруппы. Она к тому же является и самой многочисленной в керамической коллекции Троицкого X раскопа. IV группа архаичных сосудов с вертикальным венчиком, несущая на себе признаки явного западнославянского воздействия (рис. 5:1-4, 7), характерна только для 19 пласта, где составляет 4,3 %. Горшки с вертикальным венчиком развитого типа: конусовидные, с цилиндрическим горлом, зачастую с обильной орнаментацией, многоваликовой с наколами (группа III, рис. 4:1 - 7), - появляются только с 17 пласта довольно компактной и обращающей на себя внимание группой (9, 19 %). Как уже отмечалось, группа III генетически связана с группой IV, поэтому вызывает некоторое недоумение полное отсутствие как тех, так и других сосудов в пласте 18. Но на наш взгляд, некоторая противоречивость данного положения снимается, если обратить внимание на тот факт, что в 18 пласте находится большая часть гибридных "западноновгородских" форм (группа VI, рис. 7:5, 6). Возможно они заполняют эту нишу? Может быть какая - то часть этих форм тоже была причастна к выработке горшков с цилиндрическим горлом группы III? Особенно, если учесть наличие в этой группе форм типа рис. 4:8, 9. Дальнейшее накопление материала позволит нам в будущем выстроить более безупречную цепочку генезиса керамики группы III из группы IV. Гибридные формы группы VI на участке Г продолжают изредка встречаться и выше (пласты 17, 16), но это чаще всего бывает узкоспециализированный разряд посуды - миски (рис. 9). Особо обстоят дела с группой V. Ее подгруппы и с более простой эсовидной профилировкой (первая) и с усложненной (вторая) появляются одновременно в 18 пласте. Причем, вторая, более развитая, повторяющая и даже немного опережающая в своем усложнении профиля венчика и плеча основную группу II поздних эсовидных сосудов, однозначно преобладает над первой, достигая максимума в 17 пласте (1 - 1,72 %. 2 - 9,78 %). Обе подгруппы, первая - к 16, вторая - к 15 пластам исчезают. Исчезая, они как бы передают, "усиливают" свою "многовалико-вость" в орнаментике, сочетающуюся с наколами и волнами, группе III с цилиндрическим горлом. В 16 и 15 пластах эта группа начинает несколько сокращаться в своем объеме: в 16 пласте на ее долю приходится 8,28%, а в 15 пласте - 7,61 %, но зато у нее становится разнообразнее орнаментация, наиболее пышно украшенные экземпляры встречаются именно в 15 пласте. Итак, рубеж трансформаций, перемен и кристаллизация нового облика керамического комплекса Троицкого X раскопа на примере участка Г падает на 19-18 пласты. По сути, именно в этих пластах он приобретает "лицо", которое будет присуще ему весь развитый XI в. Теперь, если обратиться к стратифицированной колонке раннегоичарной посуды Рюрикова городища (в основе ее лежит серия дендродат) и сравнить ее с полученными в этой статье данными по Троицкому X раскопу, то можно констатировать следующее. Первое. Возникновение и начальная стадия развития ранне-гончарных форм не фиксируются в новгородском керамическом материале, в отличие от Рюрикова городища. Этот момент выходит за рамки новгородской хронологии, т. к. фиксируется он где-то в промежутке с рубежа IX/X вв., и до конца второго десятилетия X в. Второе. Наиболее полное совпадение форм сосудов и по группам и по первым признакам усложнения профилировки венчика в керамике Рюрикова городища и Новгорода наблюдается на третьем этапе развития комплекса Рюрикова городища и в пред-материке, 20-19 пластах Новгорода (Троицкий X раскоп). Третий этап развития раннегончарного комплекса Рюрикова городища падает на конец - начало XI в. Согласно стратифицированной типологической схеме резко возрастает число вариантов горшков с эсовидной профилировкой, меняются пропорции сосудов; появляются большая округленность и вздутость в верхней части, - все это является результатом применения гончарного круга для внутренней поверхности, заглаживания и профилировки с помощью бочарки. На внешнем образе венчика формируются различного рода оттяжки, желобки, грани, как следствие применения ножа и использования быстрого вращения круга для профилировки верхней части сосуда. При этом преобладает укороченный и резко отогнутый венчик. Наблюдаются отдельные фрагменты примитивных, архаичных форм с вертикальным венчиком с косым срезом (см. рис. 10:1,2).7 На этом этапе развития раннегончарная посуда Рюрикова городища по всем морфологическим признакам полностью вписывается в структуру раннегончарного комплекса самых ранних предматериковых отложений Троицкого X раскопа. Но когда мы накладываем типологическую схему развития керамики Рюрикова городища на ранний отрезок типологической схемы Новгорода, то сталкиваемся с хронологическим несоответствием морфологически совпадающих отрезков этих двух шкал развития ран-негончарной керамики. С учетом представленных в начале статьи датировок 15,14 пластов двадцатыми и тридцатыми годами XI в. по печати Ярослава Мудрого, монетам клада и предварительной общей дате для напластований, начиная от предматери-ка и по 15 пласты включительно, вторая половина X - первая четверть XI вв., 20 - 18 пласты авторы раскопок однозначно относят ко второй половине X в. Налицо расхождение по крайней мере в четверть века, а то и более того. Сопрягать же третий отрезок стратифицированной колонки керамического комплекса Рюрикова городища с комплексами вышележащих 18-15 пластов Троицкого X раскопа нам не представляется возможным еще и в силу других серьезных и пока еще не до конца объяснимых причин. Так в новгородских керамических комплексах отсутствует реберчатая керамика, сосуды типа Гросс Раден. А на Рюриковом городище, в свою очередь, нет и признаков присутствия в период накануне переноса княжеской резиденции в Новгород, таких ярких групп новгородской посуды, как группа V с многоваликовой орнаментацией, производной от Гросс Раден, существующей с 18 пласта, как группа III - развитые формы с цилиндрическим горлом и многоваликовой орнаментацией, существующие с 17 пласта. Таким образом, намечается серьезная задача, решение которой предстоит в будущем. Вероятно, даже вновь полученные дендродаты по Троицкому X раскопу не устранят намеченного противоречия, т. к. данная ситуация еще усугубляется, видимо, существующей проблемой корректировки всех дендрохронологических шкал Новгорода. На Рюриковом городище к тому же отсутствуют импортные сосуды фрезендорфского типа, присутствие которого в Новгороде ощутимо. И хотя на Рюриковом городище есть менкендорфский тип посуды, но это его более ранний, чем в Новгороде, более слабопрофилированный вариант. Если все же брать за точку отсчета новгородские даты, т. е. даты предматериковых пластов 20-19, а следовательно датировать и третий этап развития раннегончарного комплекса Рюрикова городища второй половиной X в., то тогда отсутствие на Троицком X раскопе характерных для Рюрикова городища реберчатых форм, форм Гросс - Раден и гибридных фрезендорфско-торновских совершенно необъяснимо, так как близкое соседство этих памятников полностью исключает какие-то локальные особенности в наборе одновременно существующих керамических комплексов. 1 Смирнова Г. П. Опыт классификации керамики древнего Новгорода (по материалам раскопок 1951 -1954 гг.). // МИА, вып. 55. М. 1956. С. 228-248. Она же. О трех группах Новгородской керамики X - начала XI вв. // КСИА. Вып. 139 М. 1974. С. 17-22; Гайдуков П. Г., Малыгин П. Д. Керамика X в. Троицкого VIII раскопа // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Тезисы научн. конференции. Вып. 3. Новгород 1990. С. 64-66. 2 Янин В. Л., Рыбина Е.А., Хорошев А.С., Гайдуков П. Г., Сорокин А. Н. Археологические исследования в Людином конце Новгорода в 1993 году (Троицкий Раскоп).//Новгород и Новгородская земля. Тезисы науч. конференции. Вып. 8. Новгород 1994. С. 7. О н и же. Работа Новгородской археологической экспедиции на Троицком раскопе. // Археологические открытия 1994 г. М. 1995. С. 36. 8 Они же. Работы Новгородской археологической экспедиции на Троицком раскопе

Хорт: Раннегончарная керамика Рюрикова Городища В. М. Горюнова При изучении возникновения, и распространения гончарного круга в раннегородских центрах Северной Руси керамическому комплексу Рюриков а городища следует придавать приоритетное значение не только в силу особой роли этого памятника в становлении Новгорода, но прежде всего потому, что на примере его материалов мы имеем возможность построения шкалы развития наиболее ранних форм гончарной керамики с привязкой к дендродатам более древним, чем в самом Новгороде. База данных по керамике городища за последние десятилетия существенно пополнилась новым материалом, что позволяет дополнить уже существующую типологическую схему раннегончарных форм этого памятника. Вся совокупность раннегончарного материала городища распадается па две группы, неравные как в количественном, так и в качественном отношении. Первая группа весьма немногочисленна, представлена единичными фрагментами. В технологическом плане представляет собой переход от лепной керамики к раннегончарной. Формы ее повторяют формы лепных сосудов. Легкая наружная правка. Орнамент нерегулярен, волны находят друг на друга и переплетаются. Имеет широкие аналогии от местных (Старая Ладога, Псков) до северопольских и северогерманских памятников VIII—X вв. (Голаншч, Санток, Гросс Раден и мн. др.). В эту же группу включен уникальной формы фрагмент от сосуда, имеющего явно не местное происхождение. Шарообразное тулово, резко отогнутый венчик со срезом, — все эти признаки соответствуют ранним формам фельдбергской посуды, распространенной в том же польском Поморье. Особенно характерны для памятников вильцев и отдельных, ярких центров таких, как Магдебург, Мекленбург, Ольденбург. Датировки польских и немецких археологов ограничивают VIII—IX вв. Вторая группа раннегончарной керамики городища технологически соответствует переходу от второй к третьей и третьей стадиям развития функций гончарного круга по А. А. Бобринскому, т. е. сосуд правлен снаружи на всю высоту, изнутри — только в верхней части. Венчик имеет срез, иногда частично профилирован с помощью машинной обработки. По формам распадается на 3 типа с вариантами: Эсовидные горшки; Сосуды с ребром в верхней трети; Горшки с вертикальным слегка наклоненным внутрь или наружу венчиком. Среди сосудов с ребром в верхней трети единичные экземпляры связаны своим происхождением с южным побережьем Балтики, где доля подобных керамических материалов составляет 36%. Валикообразная орнаментация с наколами, мелкая небрежная многорядная волна, слегка отогнутый со срезом венчик дают им атрибуцию в качестве типа Щецин или типа Гросс Радеп. Хронологические рамки их не выходят за пределы X в. Хронологическая шкала развития раннегончарного комплекса Рюрикова городища построена на материалах раскопа северного берега Сиверсова канала 1977—1979 гг. Здесь древнейшие напластования перекрыты мощным слоем песка и они имеют серию дендродат от 897 г. до 944—947 гг. Керамика распределена по 13 пластам. С 13 по 7 пласты обнаружено 175 фрагментов лепной керамики. Единичные, чаще всего невыразительные фрагменты стенок раннегончарной посуды появились в 8—10 пластах (3 фрагмента). Дендродаты — рубеж IX—X вв., 905—907 гг. С 7 по 5 пласты керамика первой группы (с путанной волной) и отдельные типы второй группы (эсовидный и с вертикальным венчиком) аюлучили дендродаты — 910 г. и 944—947 гг. Материал с 3 по 2 пласты датирован второй половиной X в. по стратиграфическим данным. 1 пласт, перекрытый леском, содержит керамику стадии РФК-3, эотвидную с развитым капелированным венчиком с легкой оттяжкой. По вещевому комплексу (кольцевидная фибула с треугольным сечением, -пластинчатый широкосерединный перстень с завязанными концами и др.) она датирована финалом X — началом XI вв. Полученная стратифицированная колонка керамических форм с дендродатами и привлечение керамики из некоторых ям, структура комплексов которых давала аналогию каким-то отрезкам колонки, позволила установить более или менее устойчивую схему развития ранне-гончарной посуды Рюрикова городища. Выделяются три этапа развития. Первый (с рубежа IX—X вв. или начала X в. до середины X в.) характеризуется наличием группы переходной от лепной керамики к гончарной с путанной волной. Встречаются отдельные экземпляры привозных фелдбергских сосудов. Обязательно присутствие горшка с эсовидным профилем и широко раскрытых реберчатых сосудов с заглаженной почти до лоска поверхностью, украшенных мелкозубчатым штампом. По-видимому, в заключение этого этапа появляется тип, своим происхождением связанный с южным побережьем Балтики (тип Щецин или Гросс Раден). Второй этап наступает после середины X в., когда: а) переходная группа исчезает; б) реберчатая огрубляется, гребенчатые отпечатки исчезают, остается только линейный орнамент; в) увеличивается разнообразие сосудов с эсовидным профилем (появляются с укороченным и резкоотогну-тым венчиком, у части горшков изменяются пропорции, т. е. появляются мисковидные сосуды); г) характерны формы с вертикальным венчиком с легкой оттяжкой по краю, слабо-п р оф и лиров ан н ы е. Третьему этапу (конец X — начало XI вв.) присущи изменения, происходящие в результате применения более прогрессивной технологии — профилировки венчика с помощью вращения круга и машинного заглаживания основной части емкости с внутренней стороны сосуда. Отсутствуют реберчатые горшки. Продолжают возникать новые варианты сосудов эсовидного профиля: появляется вздутость в верхней части и большая округлобокость, на внешнем обрезе венчика формируются различного рода оттяжки и желобки, преобладают укороченные и резко отогнутые венчики. Разделение на этапы имеет некоторую условность. 13 комплексах и в части культурных напластований, не нарушенных перекопами, всегда имеем как бы «примесь» от предшествующего или последующего этапов, правда, весьма незначительную — 1—2 фрагмента, не более. В результате чего появляется такая примесь? Это — результат закономерного развития или следствие 'механических перемещений культурного слоя, которое не фиксируется в силу несовершенства наших методических приемов его исследования? В конце концов, данная схема все равно работает, она открыта для пополнения новыми материалами и послужит добротным инструментом для планиграфических штудий на Рюриковом городище, а также для сопоставлений и построения общей структурно-хронологической шкалы развития раннегончарных керамических форм Приильменья. «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции



полная версия страницы