Форум » История » Помощь-Кочевые народы России в конце 9 века » Ответить

Помощь-Кочевые народы России в конце 9 века

Neman: Я приношу Вам извинения за неудобства, но нам нужна ваша помощь. Я начал изучать историю России и меня интересует, чтобы в конце 9 века в областьи Россиие были кочевым народом, и если да, то кто, в каких-либо отношений являются двумя крупнейшими русский город Новгород и Киев? Заранее благодарим Вас за Вашу помощь

Ответов - 4

Эскель: Как я понял вас интересуют сами славянские племена до становления государства,а так же кочевники конца IX – начала XIII вв. Начнём с славанских племён: Вятичи — союз восточнославянских племён, живших во второй половине первого тысячелетия н. э. в верхнем и среднем течении Оки. Название вятичи предположительно произошло от имени родоначальника племени, Вятко. Однако, некоторые связывают по происхождению это название с морфемой "вен" и венедами (или венетами/вентами) (название «вятичи» произносилось как «вентичи»). В середине X века Святослав присоединил земли вятичей к Киевской Руси, но до конца XI века эти племена сохраняли определённую политическую независимость; упоминаются походы против вятичей князей этого времени. С XII века территория вятичей оказалась в составе Черниговского, Ростово-Суздальского и Рязанского княжеств. До конца XIII века вятичи сохраняли многие языческие обряды и традиции, в частности кремировали умерших, возводя над местом погребения небольшие курганные насыпи. После укоренения среди вятичей христианства обряд кремации постепенно ушёл из обихода. Вятичи дольше других славян сохраняли своё племенное имя. Они жили без князей, общественное устройство характеризовалось самоуправлением и народовластием. В последний раз вятичи упоминаются летописью под таким племенным именем в 1197 г. Бужане (волыняне) — племя восточных славян, обитавшее в бассейне верхнего течения Западного Буга (от которого и получили своё название); с конца XI века бужане именуются волынянами (от местности Волынь). Волыняне — восточнославянское племя или племенной союз, упоминающийся в Повести временных лет и в баварских летописях. В соответствии с последними, волыняне владели семидесятью крепостями в конце X века. Некоторые историки считают, что волыняне и бужане являются потомками дулебов. Их главными городами были Волынь и Владимир-Волынский. Археологические исследования указывают на то, что у волынян были развиты земледелие и многочисленные ремёсла, в том числе ковка, литьё и гончарство. В 981 волыняне были подчинены киевским князем Владимиром I и вошли в состав Киевской Руси. Позже на территории волынян образовалось Галицко-Волынское княжество. Древляне — одно из племен русских славян, жили по Припяти, Горыни, Случи и Тетереву. Имя древляне, по объяснению летописца, дано им потому, что они жили в лесах. Описывая нравы древлян, летописец выставляет их, в противоположность соплеменникам своим — полянам, народом крайне грубым («живяху скотьски, убиваху друг друга, ядяху все нечисто, и брака у них не бываще, но умыкиваху у воды девица»). Ни археологические раскопки, ни данные, заключающиеся в самой летописи, не подтверждают такой характеристики. Из археологических раскопок в стране древлян можно заключить, что они обладали известной культурой. Прочно установившийся обряд погребения свидетельствует о существовании определенных религиозных представлений о загробной жизни: отсутствие оружия в могилах свидетельствует о мирном характере племени; находки серпов, черепков и сосудов, железных изделий, остатков тканей и кож указывают на существование у древлян хлебопашества, промыслов гончарного, кузнечного, ткацкого и кожевенного; множество костей домашних животных и шпоры указывают на скотоводство и коневодство; множество изделий из серебра, бронзы, стекла и сердолика, иноземного происхождения, указывают на существование торговли, а отсутствие монет дает повод заключать, что торговля была меновая. Политическим центром древлян в эпоху их самостоятельности являлся город Искоростень; в позднейшую пору центр этот, по-видимому, перешёл в город Вручий (Овруч) Дреговичи — восточно-славянский племенной союз, обитавший между Припятью и Западной Двиной. Скорее всего название происходит от древнерусского слова дрегва или дрягва, что значит «болото». Под именем другувитов (греч. δρονγονβίται) дреговичи известны уже Константину Порфирородному как племя, подчиненное Руси. Находясь в стороне от «Пути из варяг в греки», дреговичи не играли видной роли в истории Древней Руси. Летопись упоминает только, что дреговичи имели некогда свое княжение. Столицей княжества был город Туров. Подчинение дреговичей киевским князьям произошло, вероятно, очень рано. На территории дреговичей образовалось впоследствии Туровское княжество, а северо-западные земли вошли в состав княжества Полоцкого. Дулебы (не дулёбы) — союз восточнославянских племён на территории Западной Волыни в VI—начале X вв. В VII веке подверглись аварскому нашествию (обры). В 907 участвовали в походе Олега на Царьград. Распались на племена волынян и бужан и в середине X века окончательно потеряли самостоятельность, войдя в состав Киевской Руси. Кривичи — многочисленное восточнославянское племя (племенное объединение), занимавшее в VI—X веках верховья Волги, Днепра и Западной Двины, южную часть бассейна Чудского озера и часть бассейна Немана. Иногда к кривичам причисляют и ильменских славян. Кривичи были, вероятно, первым славянским племенем, двинувшимся из Прикарпатья на северо-восток. Ограниченные в своём распространении на северо-запад и запад, где они встретили устойчивые литовские и финские племена, кривичи распространились к северо-востоку, ассимилировав с жившими там финнами. Поселясь на великом водном пути из Скандинавии в Византию (путь из варяг в греки), кривичи принимали участие в торговле с Грецией; Константин Багрянородный говорит о том, что кривичи делают лодки, на которых русы ходят в Царьград. Участвовали в походах Олега и Игоря на греков как племя, подчинённое киевскому князю; в договоре Олега упоминается их город Полоцк. Уже в эпоху образования русского государства у кривичей существовали политические центры: Изборск, Полоцк и Смоленск. Считается, что последний племенной князь кривичей Рогволод вместе с сыновьями был убит в 980 новгородским князем Владимиром Святославичем. В Ипатьевском списке кривичи упомянуты в последний раз под 1128, а полоцкие князья названы кривичскими под 1140 и 1162. После этого кривичи больше не упоминаются в восточнославянских летописях. Однако племенное имя кривичи ещё довольно долго употреблялось в иностранных источниках (вплоть до конца XVII века). В латышский язык слово krievs вошло для обозначения русских вообще, а слово Krievija для обозначения России. Юго-западная, полоцкая ветвь кривичей также именуется полочанами. Вместе с дреговичами, радимичами и некоторыми балтийскими племенами эта ветвь кривичей составила основу белорусского этноса. Северо-восточная ветвь кривичей, расселённая главным образом на территории современных Тверской, Ярославской и Костромской областей, находилась в тесном контакте с финно-угорскими племенами. Граница между территорией расселения кривичей и новгородских словен определяется археологически по типам захоронений: длинные курганы у кривичей и сопки у словен. Полочане — восточнославянское племя, населявшее в IX веке земли в среднем течении Западной Двины в сегодняшней Белоруссии. Полочане упоминаются в Повести временных лет, которая объясняет их название как живущих у реки Полота, одного из притоков Западной Двины. Кроме того, летопись утверждает, что кривичи были потомками полочан. Земли полочан распростирались от Свислочи вдоль Березины до земель дреговичей.Полочане были одним из племён, из которых позже сформировалось Полоцкое княжество. Они являются одними из родоначальников современного белорусского народа. Поляне (поли) — название славянского племени, в эпоху расселения восточных славян поселившегося по среднему течению Днепра, на правом берегу его. Судя по летописным известиям и новейшим археологическим исследованиям, территория земли полян перед христианской эпохой ограничивалась течением Днепра, Роси и Ирпеня; на северо-востоке она прилегала к деревской земле, на западе — к южным поселениям дреговичей, на юго-западе — к тиверцам, на юге — к уличам. Называя поселившихся здесь славян полянами, летописец прибавляет: «занеже в поле седяху». Поляне резко отличались от соседних славянских племен и по нравственным свойствам, и по формам общественного быта: «Поляне бо своих отец обычаи имяху тих и кроток, и стыденье к снохам своим и к сестрам и к матерем своим…. брачные обычаи имеяху». История застает полян уже на довольно поздней ступени политического развития: общественный строй слагается из двух элементов — общинного и княжеско-дружинного, причем первый в сильной степени подавлен последним. При обычных и древнейших занятиях славян — охоте, рыболовстве и бортничестве — у полян более чем у других славян были распространены скотоводство, земледелие, «древоделие» и торговля. Последняя была довольно обширна не только с славянскими соседями, но и с иностранцами на Западе и Востоке: по монетным кладам видно, что торговля с Востоком началась ещё в VIII веке — прекратилась же во время усобиц удельных князей. Сначала, около половины VIII века, платившие дань хазарам поляне благодаря культурному и экономическому превосходству из оборонительного положения по отношению к соседям скоро перешли в наступательное; древляне, дреговичи, северяне и другие к концу IX века были уже подвластны полянам. У них ранее других водворилось и христианство. Центром полянской («польской») земли был Киев; другие её населенные пункты — Вышгород, Белгород на реке Ирпень (ныне село Белогородка), Звенигород, Треполь (ныне село Триполье), Василев (ныне Васильков) и прочие. Земля полян с городом Киевом стала центром владений Рюриковичей с 882. В последний раз в летописи имя полян упоминается под 944, по случаю похода Игоря на греков, и заменяется, вероятно уже в конце Χ века, именем Русь (Рось) и Кияне. Полянами летописец называет также славянское племя на Висле, упоминаемое в последний раз в Ипатьевской летописи под 1208. Радимичи — наименование населения, входившего в союз восточно-славянских племён, обитавших в междуречье верхнего течения Днепра и Десны. Около 885 радимичи вошли в состав Древнерусского государства, а в XII веке они освоили бо́льшую часть Черниговской и южную часть Смоленских земель. Название происходит от имени родоначальника племени Радима. Северяне (правильнее — Севера) — племя или племенной союз восточных славян, населявших территории к востоку от среднего течения Днепра, вдоль рек Десна, Сейм и Сула. Происхождение названия севера до конца не выяснено. Большинство авторов связывают его с названием входившего в гуннское объединение племени савиров. По другой версии, название восходит к вышедшему из употребления древнеславянскому слову, означавшему «родственник». Объяснение от славянского сивер, север, несмотря на схожесть звучания, признается крайне спорным, так как севера никогда не было наиболее северным из славянских племен. Словене (ильменские славяне) — восточнославянское племя, жившее во второй половине первого тысячелетия в бассейне озера Ильмень и верхнего течения Мологи и составлявшее основную массу населения Новгородской земли. Тиверцы — восточнославянское племя, жившее между Днестром и Дунаем у побережья Чёрного моря. Впервые упоминаются в Повести временных лет в ряду с другими восточнославянскими племенами IX века. Основным занятием тиверцев было земледелие. Тиверцы принимали участие в походах Олега на Царьград в 907 и Игоря в 944. В середине X века земли тиверцев вошли в состав Киевской Руси. Потомки тиверцев стали частью украинского народа, а их западная часть подверглась румынизации. Уличи — восточнославянское племя, населявшее в период VIII-X веков земли вдоль нижнего течения Днепра, Южного Буга и побережья Чёрного моря. Столицей уличей был город Пересечень. В первой половине X века уличи боролись за независимость от Киевской Руси, однако всё-таки были вынуждены признать её верховенство и войти в её состав. Позже уличи и соседние тиверцы были вытеснены на север прибывшими печенежскими кочевниками, где слились с волынянами. Последнее упоминание об уличах датируется летописью 970-х годов. Хорваты — восточнославянское племя, жившее в окрестностях города Перемышль на реке Сан. Именовали себя белыми хорватами, в отличие от одноимённого с ними племени, жившего на Балканах. Название племени производят от древнеиранского слова «пастух, страж скота», что может свидетельствовать о главном его занятии — скотоводстве. Бодричи (ободриты, рароги) — полабские славяне (нижнее течение Эльбы) в VIII—XII вв. — союз вагров, полабов, глиняков, смолян. Рарог (у датчан Рерик) – главный город бодричей. Земля Мекленбург в Восточной Германии. По одной из версий, Рюрик — славянин из племени бодричей, внук Гостомысла, сын его дочери Умилы и бодрического князя Годослава (Годлава). Висляне — западнославянское племя, жившее как минимум с VII века в Малой Польше. В IX веке висляне образовали племенное государство с центрами в Кракове, Сандомире и Страдуве. В конце столетия были покорены королём Великой Моравии Святополком I и были вынуждены принять крещение. В X веке земли вислян были завоёваны полянами и включены в состав Польши. Зличане (чешск. Zličane, польск. Zliczanie) - одно из древнечешских племён. Заселяло территорию, прилегающую к современному г. Коуржим (Чехия). Послужило центром образования Зличанского княжества, охватившего в начале 10 в. Восточную и Южную Чехию и область племени дулебов. Главным городом княжества был Либице. Либицкие князья Славники соперничали с Прагой в борьбе за объединение Чехии. В 995 году Зличане были подчинены Пржемысловичами. Лужичане, лужи́цкие сербы, сорбы (нем. Sorben), венды — коренное славянское население, проживающее на территории Нижней и Верхней Лужицы — областей, входящих в состав современной Германии. Первые поселения лужицких сербов в этих местах зафиксированы в VI веке н. э. Лужицкий язык разделяют на верхнелужицкий и нижнелужицкий. Словарь Брокгауза и Евфрона дает определение: «Сорбы — название вендов и вообще полабских славян». Славянская народность, населяющие ряд областей в Германии, в федеральных землях Бранденбург и Саксония. Лужицкие сербы — одно из четырех официально признанных национальных меньшинств Германии (наряду с цыганами, фризами и датчанами). Считается, что серболужицкие корни сейчас имеют около 60 тыс. немецких граждан, из которых 20 000 живет в Нижней Лужице (Бранденбург) и 40 тыс. — в Верхней Лужице (Саксония). Лютичи (вильцы, велеты) — союз западнославянских племён, живших в раннем средневековье на территории нынешней восточной Германии. Центром союза лютичей было святилище «Радогост», в котором почитался бог Сварожич. Все решения принимались на большом племенном собрании, а центральная власть отсутствовала. Лютичи возглавили славянское восстание 983 против германской колонизации земель восточнее Эльбы, в результате которого колонизация приостановилась почти на двести лет. Уже до этого они были ярыми противниками германского короля Оттона I. О его наследнике, Генрихе II, известно, что он не пытался их поработить, а наоборот переманил их деньгами и подарками на свою сторону в борьбе против Польши Болеслава Храброго. Военные и политические успехи усилили в лютичах приверженность язычеству и языческим обычаям, что относилось и к родственным бодричам. Однако в 1050-х среди лютичей разразилась междуусобная война и изменила их положение. Союз быстро терял мощь и влияние, а после того, как центральное святилище было разрушено саксонским герцогом Лотарем в 1125, союз окончательно распался. В течение последующих десятилетий саксонские герцоги постепенно расширили свои владения на восток и покорили земли лютичей. Поморяне, помераны — западнославянские племена, жившие с VI века в низовьях Одры на побережье Балтийского моря. Остаётся невыясненным, существовало ли до их прихода остаточное германское население, которое они ассимилировали. В 900 граница поморянского ареала проходила по Одре на западе, Висле на востоке и Нотечу на юге. Дали название исторической местности Померания. В X века польский князь Мешко I включил земли поморян в состав польского государства. В XI веке поморяне подняли восстание и вновь обрели независимость от Польши. В этот период их территория расширилась на запад от Одры в земли лютичей. По инициативе князя Вартислава I поморяне приняли христианство. С 1180-х начало возрастать немецкое влияние и на земли поморян стали прибывать немецкие поселенцы. Из-за разорительных войн с датчанами поморянские феодалы приветствовали заселение опустошённых земель немцами. Со временем начался процесс германизации поморянского населения. Избежавшим ассимиляции остатком древних поморян сегодня являются кашубы, насчитывающие 300 тысяч человек. Руяне (раны) — западнославянское племя, населявшее остров Рюген. В VI веке славяне заселили земли нынешней восточной Германии, в том числе Рюген. Племенем руян правили князья, жившие в крепостях. Религиозным центром руян было святилище Яромара, в котором почитался бог Святовит. Основным занятием руян было скотоводство, земледелие и рыболовство. Существуют сведения, по которым руяне располагали разветвлёнными торговыми связями со Скандинавией и Прибалтикой. Руяне утратили свою независимость в 1168, когда были завоёваны датчанами, обратившими их в христианство. Король руян Яромир стал вассалом датского короля, а остров — частью епископства Роскилле. Позже на остров пришли немцы, в которых руяне растворились. В 1325 умер последний руянский князь Вислав. Украны — западнославянское племя, поселившееся в VI веке на востоке современной германской федеральной земли Бранденбург. Земли, некогда принадлежавшие укранам, сегодня называются Уккермарк. Смоляне (болг. смоляни) — средневековое южнославянское племя, поселившееся в VII веке в Родопах и долине реки Места. В 837 племя восстало против византийского верховенства, заключив союз с булгарским ханом Пресияном. Позже смоляне стали одной из составных частей болгарского народа. Город Смолян на юге Болгарии назван по этому племени. Струмяне — южнославянское племя, населявшее в Средние века земли вдоль реки Струмы. Тимочане — средневековое славянское племя, жившее на территории современной восточной Сербии, к западу от реки Тимок, а также в регионах Банат и Сирмия. Тимочане присоединились к первому болгарскому царству, после того как болгарский хан Крум отвоевал их земли у Аварского каганата в 805. В 818 в эпоху правления Омуртага (814-836) они восстали вместе с другими приграничными племенами, так как отказывались принять реформу, ограничивавшую их местное самоуправление. В поисках союзника они обратились к императору Священной Римской империи Людовику I Благочестивому. В 824-826 Омуртаг пытался урегулировать конфликт дипломатическим путём, но его письма Людовику оставались без ответа. После этого он решил подавить восстание силой и отправил воинов по реке Драве в земли тимочан, которые вновь вернули их под власть Болгарии. Тимочане растворились в сербском и болгарском народах в позднем средневековье.

Эскель: А вот информация по кочевникам: Степные соседи Древней Руси: этнические процессы и общественное развитие Галкина Е. С. Становление Киевской Руси как государства, формирование древнерусской народности проходило в условиях постоянного противостояния и взаимодействия с кочевниками Восточной Европы конца IX – начала XIII вв.: печенегами, гузами, половцами. Кочевая периферия играла важную роль в исторических процессах того времени. И дело не только в том, что борьба с номадами в целом укрепляла социальные и политические связи в Древнерусском государстве, несмотря на частое использование кочевых наемников в княжеских усобицах. Жители Древней Руси контактировали с кочевниками на уровне торгового обмена, в приграничных районах существовало множество совместных поселений. Под влиянием славян-земледельцев происходило оседание кочевых племен, которое подчас заканчивалось ассимиляцией. Становясь частью древнерусской народности, кочевники привносили не только антропологический тип, но некоторые культурные традиции и обычаи. Все эти факторы делают необходимым изучение кочевых народов южнорусских степей не только как внешней и враждебной силы. Собственно миграции в степях Восточной Европы, этнические и социально-политические процессы в кочевых сообществах являются не менее важными для понимания истории Киевской Руси, чем военные столкновения(1). В VIII - начале X вв. на степных просторах Юго-Восточной Европы господствовал Хазарский каганат - полукочевое раннее государство с достаточно высоким уровнем социальной организации. Хазария не только контролировала значительные по своим размерам территории, но и играла активную роль в политической истории Западной Евразии. Пришедшие ей на смену племенные союзы – печенеги, торки, половцы – при всей своей многочисленности были лишь истинной периферией бурно развивавшегося Древнерусского государства и Византии. Печенеги как новая политическая сила появились в степях Юго-Восточной Европы со 2-й половины IX в. и были соседями восточных славян и Киевской Руси в течение более столетия. Согласно Константину Багрянородному, до продвижения на запад печенеги жили по р. Итиль, гранича с хазарами и гузами(2).. Это подтверждается локализацией "тюркских" печенегов в персидском сочинении "Худуд ал-Алам"(3), информация которого соответствует 1-й половине IX вв. В Урало-Казахстанских степях в перечислении других тюркских племен упоминает печенегов арабский автор IX – начала Х в. Ибн ал-Факих, отмечая, что они, в отличие от многих других тюркских племен, остаются кочевниками(4). Этимология слова "печенег" неясна до сих пор. Некоторые исследователи ведут его происхождение от легендарного первого вождя печенегов Бече. Другие переводят "печенег" как "свояк", "шурин" и объясняют это нехарактерное для этнонимов значение тем, что печенеги ранее были привилегированной частью племенного союза огузов, из знатных родов которых выбирали невест для вождей гузов(5). По сообщению Константина Багрянородного, причиной переселения печенегов в Восточную Европу стало давление гузов – их восточных соседей, вступивших в союз с хазарами, соседившими с печенегами с юга(6). Причем переселилась только часть печенегов, остальные остались кочевать между Уралом и Волгой, где их увидел арабский путешественник начала Х в. Ибн Фадлан(7). В современной историографии преобладает точка зрения, согласно которой появление печенегов в южнорусских степях датируется концом IX в., что, казалось бы, подтверждается как древнерусскими, так и византийскими источниками. К концу IX в. относится переселение уличей в Поросье, где они построили крепость для защиты от кочевников. Тиверские поселения в Поднестровье были разрушены печенегами. Но свидетельства о существовании значительных группировок мадьяр в Центральной Европе уже в 830—840-е гг.(8), позволяют отодвинуть столкновение мадьяр и печенегов к рубежу первой–второй четверти IX в. К этим событиям относится и сообщение Константина Багрянородного в 38-й главе "Об управлении империей" о конфликте между хазарами и печенегами, в результате которого побежденные печенеги отправились в мадьярскую Леведию в Прикубанье и изгнали оттуда мадьяр. Последние переселились в междуречье Днепра и Днестра ("Ателькюзу"), откуда впоследствии со своим вождем Арпадом также были изгнаны печенегами(9). Очевидно, именно эти события относятся к концу IX в. Тогда печенеги становятся влиятельной политической силой в Причерноморье и Подунавье, в сотрудничестве с которой были заинтересованы Византия, Болгария, Русь. Константин Багрянородный в середине Х в. упоминает восемь печенежских родов, четыре из которых кочевали на правом берегу Днепра и четыре – на левом. Существовали печенеги за счет кочевого скотоводства, торгового обмена с окружавшими их земледельческими народами, а также набегов на Русь, Византию, Венгрию. Печенежские набеги не раз отражали Святослав Игоревич, Владимир Святой, Ярослав Мудрый. Только победы Ярослава утвердили границу между Русью и печенегами по реке Рось. В середине XI в. источники фиксируют перемены в расселении и численности печенежских племен Восточной Европы. В это время в Причерноморье между Днепром и Дунаем кочевали 13 родов печенегов, которые формально подчинялись одному хану – Тираху. В сложной обстановке борьбы с надвигавшимися торками выдвинулся новый лидер – Кеген, который попытался свергнуть Тираха, но потерпел поражение и вместе с присоединившимися родами ушел в Византию. Впоследствии, очевидно, под давлением гузов, туда направились и печенеги Тираха. Они были размещены империей на северных границах(10). Некоторые роды мигрировали в Болгарию и Венгрию, где слились с местным населением. Торки (гузы средневековых источников) известны в степях Северного Причерноморья еще в начале Х в. Арабский географ ал-Масуди упоминает гузов на Нижнем Дону и побережье Черного моря, описывая события 910-х гг.(11) Согласно ал-Масуди, зимой гузы по льду переходили Дон и нападали на хазар. В 985 г. торки, по свидетельству Повести временных лет, были союзниками Владимира Святославича против волжско-камских булгар. Но, очевидно, это были отдельные племена. Массовая миграция началась несколько позже. На рубеже I – II тыс. н.э. гузы возглавляли мощное племенное объединение в Приаралье и положили начало движению тюркских племен на запад в XI в., которое проходило по двум направлениям: южному и северному. Первое известно как движение сельджуков и шло через Среднюю Азию, Иран и Малую Азию. Северное же шло через Восточную Европу, и его участники известны русским летописям как торки. С частью присоединившихся к ним печенегов торки разбили оставшиеся печенежские силы, изрядно подорванные междоусобицами, став отныне непосредственными соседями Руси. В 1055 г. русские войска разбили северную часть гузского союза. В 1060 г. торки, решив избежать столкновения с силами князя Всеволода Ярославича, ушли в степь. В конце XI в. торки были практически вытеснены половцами. Часть торков в поисках защиты от половецкой опасности стала вассалами Киевской Руси и была расселена на южных и юго-восточных границах Древнерусского государства. Археологические памятники печенегов и торков немногочисленны. Кочевнические погребения конца IX–XI вв. интерпретируются археологами как печенежско-торческие, поскольку "родство торков и печенегов, засвидетельствованное древними письменными памятниками, заставляет сомневаться в наличии существенного различия в ритуале этих двух групп населения"(12). Обряд погребения торка, описанный Ибн Фадланом, ближе всего подходит к печенежским погребениям. Древнерусские, византийские и западные письменные источники концентрируют внимание на кочевниках, обитавших в районах, близких к Поднепровью, однако, судя по археологическим данным, в X-XI вв. область распространения печенегов и торков была значительно шире. Значительное количество подобных погребений сосредоточено в Поволжье и Заволжье, причем именно эти районы по сравнению с Поднепровьем были более многолюдны. Захоронения бедны инвентарем, а обряды погребения аналогичны мадьярским захоронениям, разбросанным по южнорусским степям 1-й пол. IX в. Хоронили своих покойных кочевники под небольшими земляными насыпями (либо впускные погребения в насыпи предшествующих эпох). В погребении присутствовали голова и ноги коня, либо его чучело, что характерно и для мадьяр, и для тюркских племен Центральной Азии. Немногочисленные вещи, положенные в могилу, включали стремена, поясные наборы, оружие – прямые сабли и луки, а также подвески и бляшки и редкую керамику(13). Вещевой набор соответствует степной моде, распространявшейся среди кочевников евразийских степей. Данная ситуация естественна для кочевых народов, у которых разложение родового строя только начиналось и социальная дифференциация не была развитой. Поэтому археологические памятники печенегов и торков практически одинаковы. Тем более что оставшиеся в южнорусских степях печенеги влились в племенной союз торков. Торки, разбитые Киевской Русью, а затем и половцами, попытались влиться в состав сельджуков на территории Византии. В 1064 г. торки останавливаются на Дунае, но византийская армия изгоняет их. Часть торков осталась на службе византийских императоров, но большинство возвратилось в Поросье и подчинилось киевским князьям. Во 2-й пол. XI–XII вв. русские летописи упоминают здесь торков, печенегов и берендеев. С 1140-х гг. летописцам известен в этом районе племенной союз черных клобуков со столицей в городе Торческ. Доминирующим племенем в этом союзе были берендеи. В это время окончательно устанавливаются вассальные отношения обитателей Поросья с Киевом. Кроме берендеев, печенегов и торков летописи знают в XII в. других кочевников, также подчиненных Руси. Кроме Поросья, подвластные киевским князьям кочевники обитали под Черниговом, Переяславлем(14), в Ростово-Суздальской земле(15), на Трубеже(16), под Белой Вежей(17), что подтверждается археологическим материалом(18). Кочевники, пришедшие на бывшую территорию Хазарии, практически совсем не владели ремеслами. Гончарный круг отсутствовал. У печенегов и торков вся керамика лепная, и найдено ее так мало, что даже о ремесленном производстве посуды говорить нельзя. В могилах половцев также почти нет керамики. Между тем, образ жизни кочевников южнорусских степей характеризуется как полукочевой, когда род или племя кочует от весны до осени по определенным традицией маршрутам, а зиму проводит во временных поселениях. При этом каждая кочующая группа имеет пастбища, закрепленные конкретно за нею. Подтверждением этому является постепенная смена отдельных погребений на могильники, которая началась в XI-XII вв., а продолжилась уже при господстве монголо-татар. О постепенном процессе оседания свидетельствуют и упоминания в летописях о "городах" половцев и черных клобуков. Поселениям кочевников является верхний слой Саркела, лежащий над разрушениями нач. XII в. Здесь найдены остатки наземных построек с открытыми очагами – т.н. юртообразные жилища(19). Помимо этого, раскопаны редкие фрагменты изделий русского ремесла, что дало специалистам сделать вывод о совместном древнерусско-кочевническом поселке на развалинах Саркела(20). На Нижнем Дону известна масса подобных смешанных поселений. Информация об общественных отношениях кочевников южнорусских степей, благодаря их соседству с Киевской Русью и Византией, весьма обширна. У Константина Багрянородного сообщается о восьми печенежских "округах", в которых имелись "главные" князья (возможно, вожди племен) и "меньшие" князья, стоявшие, очевидно, во главе родов. О существовании у печенегов родовой аристократии свидетельствуют летописи, упоминающие "лепших мужей в родах". Существовала также и иерархия родов. По данным венгерской хроники, из числа этой аристократии в родах выбирали должностных лиц (сотников, десятников и т.д.)(21). О старейшинах упоминает также епископ Бруно, посетивший земли кочевников в начале XII в.(22) Константин Багрянородный также свидетельствует о выборной власти у печенегов. О неразвитости печенежского общества, незначительном расслоении и стратификации говорит и сообщение арабского географа ал-Бакри о том, что печенеги предоставляют военнопленным "на выбор, желают ли они остаться у них на условиях полной равноправности и даже вступления в брак у них, если того пожелают, или быть отправлены обратно в безопасное для них место"(23). Однако социальная дифференциация все же была. Примерно в 17% кочевнических погребений X-XI вв. находятся золотые вещи, причем большинство из них – в могилах тяжеловооруженных всадников(24), что свидетельствует о процессе социального расслоения в обществе и выделении страты воинов. Половцы (куманы западных и кипчаки восточных источников) обитали в VIII - IХ в. в верховьях Иртыша. Там они были неплохо известны арабским ученым, в том числе Ибн ал-Факиху(25) и анонимному автору свода о степной Евразии, сохранившемуся в сочинении "Худуд ал-алам"(26). Происхождение русского названия куманов – "половцы" объясняется по-разному. А. Куник считал, что "половцы" происходит от "половый" - светло-серый, соломенный, относя половцев к светловолосым европеоидам(27). Такое объяснение поддержало большинство исследователей 2-й пол. ХХ века. Е.Ч. Скржинская предложила другое объяснение, обратив внимание на то, что в летописях употребляется понятие "онополовец" в значении "живущий по ту сторону реки", т.е. на левом берегу Днепра. По мнению исследовательницы, поддержанному П.П. Толочко, именно в этом значении употребляли слово "половец" жители Древней Руси по отношению к новым соседям(28). На рубеже I-II тысячелетия половцы входили в состав Кимакского каганата с центром в Прииртышье, именовались кыпчаками и были вассалами кимаков. На запад кыпчаки стали продвигаться в X в. В составе родственных им кимаков они напали на территории гузов. Во 2-й половине Х в., уже независимо от кимаков, часть кыпчакских племен перешла Волгу и переселилась в степи Причерноморья и в Предкавказье. В середине XI в. эта новая волна кочевников достигла Днепра. В целом же половецкие кочевья XI-XIII вв. занимали огромную территорию от запада Тянь-Шаня до устья Дуная, которая называлась "Дешт-и-Кыпчак" (Половецкая степь). Первые столкновения Киевской Руси с половцами начались в 1060-х гг.(29), и конца XI в. половцы заняли доминирующее положение в степях Восточной Европы. С половцами связаны курганы с камнями в насыпи, которые появились по всем степям Восточной Европы вплоть до Молдавии в конце XI-XII вв. Половецкими считаются также курганы с восточной ориентировкой покойных и погребения с целым конем и с конем в отдельной яме, которые неизвестны ранее на территории Восточной Европы(30). В конце XII – начале XIII вв., т.е. непосредственно перед монгольским нашествием, кочевнические погребения в степях Восточной Европы крайне малочисленны по сравнению с предшествующими периодами. При этом западные районы степи значительно заселеннее восточных. Наиболее интенсивно тогда использовались кочевниками степи по течению Северского Донца, Нижнего Днепра, Днестра, а также Приазовье и Причерноморье. Однако русские летописи называют восточной границей половецкой степи Волгу: "Вся Половецкая земля между Волгой и Днепром"(31). На Северском Донце и Дону располагалось, пожалуй, самое мощное половецкое объединение, с которым постоянно происходили столкновения древнерусских князей. Здесь упоминаются крупные города половцев: Сугров, Балин, Шарукань. Именно на Дону и Донце располагались вежи и кочевья половецких ханов Гзы Бурновича, Кончака, Беглюка. В 1160 и 1199 гг. владимирский, муромский, рязанский князья совершали походы на половцев "за Дон далече"(32). Археологические памятники половцев более многочисленны, чем их предшественников – печенегов и торков. Появление половцев в Юго-Восточной Европе фиксирует смена обряда погребения, который становится вариативным: ориентировка покойных как на восток, так и на запад, в могилу кладут целого коня либо его чучело, появляются погребения с деревянными перекрытиями, с перекрытиями под каменной насыпью. В XII-XIII вв. начинается процесс оседания номадов, появляются неукрепленные поселения на Среднем и Нижнем Днепре(33). Но самым известным предметом материальной культуры половцев, конечно, являются "каменные бабы". Традиция изготовления каменных изваяний раннего средневековья уходит корнями в искусство кочевников Сибири, Монголии, Семиречья, Алтая и Казахстана. В южнорусских каменных бабах XI-XIII вв. видят последнее звено в цепи развития тюркских каменных изваяний, которое началось в Монголии и на Алтае в VI-VII вв. н.э. Причем половцы, прорвавшись на запад, создали свой стиль исполнения статуй, освоили другое, более реалистическое понимание формы и снабдили изваяния множеством деталей, неизвестных в степях Азии(34). Согласно сводкам, сделанным еще в XIX в. (когда большинство статуй еще стояла на исконных местах), большинство каменных баб находилось в Екатеринославской, Таврической и Харьковской губерниях, в низовьях Дона, западной части Северного Кавказа и в Приазовье, причем на западе они распространялись до Болгарии(35). При этом статуи почти полностью отсутствуют к востоку от Дона, в лесостепи, в Поросье, в восточной части Северного Кавказа, а к востоку от Волги встречаются изваяния совершенно другого типа, близкого к традициям Семиречья и Тувы. В Восточной Европе около 70% наиболее ранних статуй представлены женскими изваяниями, да и в целом процент женских статуй у половцев значительно превышает подобные за Уралом. При этом одежда женских скульптур соответствовала захоронениям знатных кочевников. Однако большой роли женщин у половцев по источникам не просматривается. Поэтому единственным логичным представляется предположение о некоем женском культе у половцев, подтверждение чему можно найти в "Искандер-наме", где упоминается именно женская статуя(36). Все эти данные материальной культуры показывают, что половцы XII в. находились, вероятно, на более высоком уровне развития общественных отношений, чем их предшественники. В самых разных источниках, в том числе и древнерусских, неоднократно упоминаются половецкие роды(37). Несколько родов составляли более крупные объединения, которые в одном из арабских источников обозначены термином "племена". Половцы уже знали рабство, у них имелась челядь. Указания на это сохранились в Ипатьевской летописи при описании разгрома половцев Владимиром Мономахом под 1103 г.: "Взяша бо тогда скоты и овце и кони и вельблуды и веже с добытком и с челядью"(38). О патронимии у половцев также свидетельствуют летописи, называющие глав больших семей "господичами"(39). Показательно, что половецкие союзы племен никогда не охватывали всех половцев, кочевавших по степям Восточной Европы. Знаменитые ханы Боняк и Тугоркан возглавляли западные половецкие объединения. Шарукан властвовал в степях Дона и Северского Донца. Попытку создать крупное государственное объединение предпринял Кончак, привлекший большое число половецких племен. Он даже попытался передать власть над этим образованием своему сыну Юрию, однако этот племенной суперсоюз - "государство" потерпел крах: у него не было ни управленческого аппарата, ни зародыша налоговой системы. Созданное волей одного человека, это квази-государство не было подготовлено объективным развитием половецкого общества. Раннегосударственные объединения Боняка и Тугоркана также не были прочными. Союзы распадались вместе со смертью своих предводителей. Некоторые периоды XII в. вообще характеризуются отсутствием крупных союзов у половцев. К примеру, автор XII в. Петахъя указывает: "Куманы не имеют общих владетелей, а только князей и благородные фамилии"(40). Летописи позволяют проследить половецкие "династии" конца XI-XIII вв.: достаточно четко выделяются роды Тугоркана, Боняка и Шарукана Старого. Помимо них на протяжении всего этого времени упоминается масса половецких "князей" и "лепших князей"(41). У черных клобуков также известны "лепшии мужи": "сдумавше лепьшии мужи в Черных Клобуцех и приехаша к Ростиславу к Рюриковичю и почаша ему молвити: поеди княже с нами на вежи половецкыя"(42). Таким образом, очевидно, что для кочевников южнорусских степей X-XII вв., как и для их предшественников – гуннов, булгар, хазар, - была характерна так называемая генеалогическая система родства, на которой и строилась социальная структура их обществ. Но в отличие от перечисленных выше племенных союзов, у печенегов, торков и половцев она еще не начала трансформироваться в административную организацию. Создание государственных объединений было вызвано только причинами внешнего характера, и прежде всего влиянием Киевской Руси. В сравнении с ранними государствами степи и лесостепи кон. I тыс. н.э., новая волна тюркских кочевников Заволжья стояла на значительно более низкой стадии развития общественных отношений. Археологические данные не фиксируют наличие у кочевников X – XI вв. социальной стратификации. Половцы же в XII в. находились на начальной стадии разложения первобытнообщинных отношений, которое шло в данном случае по пути позднеродовой общины и патронимии. Потестарные объединения половцев, которые упоминают древнерусские источники, быстро распадались со смертью своих предводителей, как, например, союз Кончака, в котором даже отсутствовал управленческий аппарат. Политогенез половцев стимулировался также внешним фактором – влиянием Киевской Руси. Однако это воздействие было длительным и приводило к оседанию половцев, возникновению совместных поселений и к началу ассимиляции кочевников славянами.

Neman: Спасибо, спасибо, большое спасибо!!!!!!!!!! Это больше, чем я ожидал! Теперь просто перевод ....

galya810: Мне очень понравилось подскажите, какую литературу вы использовали?



полная версия страницы