Форум » Оружие » Топоры » Ответить

Топоры

Хорт: Вообще, выпуск Кирпичникова по древковому оружию можно свободно прочитать в интернете. Но, для того, чтобы перед глазами всегда была типологическая схема, создам эту тему. Кирпичников Древняя Русь - Город, замок, село. Глава седьмая Вооружение Топоры Большинство известных боевых топоров следует, по-видимому, причислить к оружию пешего ратника. В истории боевого топора скрещиваются две противоречивые тенденции. Господство конницы низводило его до уровня плебейского оружия, но усовершенствование доспехов и усиление пехоты снова выдвигало топор в качестве популярного средства ведения боя. В отличие от пехоты у всадника употребление всякого рода топориков, особенно чеканов, хотя и имело место, но было ограниченно. Это оружие пускали в ход во время затяжного кавалерийского боя, превращавшегося в тесную схватку отдельных групп бойцов, когда длинное древковое оружие мешало борьбе. На территории Древней Руси найдено около 1600 топоров. Они подразделяются на три группы: 1) специально боевые топорики-молотки (чеканы), топорики с украшениями, характерные по конструкции и небольшие по размеру; 2) секиры, похожие на производственные топоры, но миниатюрнее последних; эти последние использовались в военных целях как универсальный инструмент похода и боя; 3) тяжелые и массивные рабочие топоры на войне, видимо, употреблялись редко. Обычные размеры топоров первых двух групп: длина лезвия 9 - 15 см, ширина до 10 - 12 см, диаметр обушного отверстия 2 - 3 см, вес до 450 (чеканы весят 200 - 350 г). Для сравнения укажем размеры рабочих топоров: длина 15 - 22 см (чаще 17 - 18 см), ширина лезвия 9 - 14 см, диаметр втулки 3 - 4,5 см, обычный вес 600 - 800 . Военные топоры носили в походах при себе, что и отразилось на уменьшении их веса и размера. Что же касается конструкции оружия, то именно развитие рабочих топоров во многих случаях определило эволюцию и устройство боевых. Иногда можно спорить о назначении того или иного топора, ибо он служил ратнику для самых разнообразных целей. Неудивительно поэтому, что в захоронениях воинов встречаются топоры группы 2, которые могли выполнять различные походные функции. Остановимся кратко на классификации первых двух упомянутых групп, представляющих численно примерно треть всех учтенных находок (табл. 127 128). К специально боевым образцам относятся прежде всего чеканы, тыльная сторона их обуха снабжена молоточком. Лезвия чеканов либо продолговато-треугольной формы (тип 1, X - XIV вв.), либо с полулунной выемкой (тип 1А X - начало XI в.). Исключительно "военное" значение можно признать за узколезвийными небольшими топориками с вырезным обухом и боковыми мысовидными отростками -щекавицами (тип 111, X - XII вв.) . Можно предполагать русское происхождение этих топориков, распространившихся затем в ряде европейских областей. Характерно, что именно среди топориков рассмотренных типов встречаются отделанные всякого рода украшениями, в том числе и сюжетного характера (табл. 128 - Корзухина Г. Ф., 1966, с. 89 и сл.) . Отметим далее топоры, сочетающие в себе свойства оружия и орудия. Универсально- походным образцам всегда соответствуют точно такие же по формам рабочие. Занимаясь классификацией боевых секир, мы одновременно получили почти полную классификацию рабочих форм. Здесь коснемся только первых. К самым массовым по числу находок принадлежат топоры с оттянутым вниз лезвием, двумя парами боковых щекавиц и удлиненным вырезным обухом (типа IV, Х - XII вв.) . Широкому распространению этих топоров способствовала совершенная конструкция (коэффициент полезного действия приближается к единице) и надежное устройство обуха. К XII в. производство описанных изделий упрощается: исчезают щекавицы, а тыльная сторона обуха снабжается отходящими в стороны мысообразными выступами. Характерной особенностью следующей группы секир "с выемкой и опущенным лезвием" является прямая верхняя грань и боковые щекавицы только с нижней стороны обуха (тип У, X - первая половина XIII в.). Наибольшее скопление этих изделий отмечается на севере Руси, особенно в курганах юго-восточного Приладожья. Форма связана с Северной Европой и по распространению и развитию может считаться финско-русской. В XIII - XIV вв. распространяются топоры с трубковидным обухом (разновидность А типа У). Географически и хронологически топоры этого типа не находятся в непосредственной связи с предшествующими, в крестьянском быту сохранились в Западной Украине и Молдавии до наших дней. Последними среди бородовидных секир выступают образцы с двумя парами боковых щекавиц (тип У1, конец X - XI в.). К совершенно особой группе принадлежат секиры с широким симметрично расходящимся лезвием (тип VII, X - XIII вв.) . Около 1000 г. они распространены на всем Севере Европы. Боевое использование таких секир англосаксонской и норманской пехотной увековечено на ковровой вышивке из Байе (1066 - 1082 гг.) . Судя по этой вышивке, длина древка топора равна примерно метру или несколько больше. На Руси эти топоры в основном типичны для северных районов, при этом некоторые найдены в крестьянских курганах. В заключение назовем топоры с относительно узким лезвием (тип VIII, X - XI вв.) . Они относительно редки, встречены в основном в юго-восточном Приладожье и на Муромщине. Модифицированная форма этих топоров XII - XV вв. характеризуется отсутствием щекавиц и затыльником, вытянутым вдоль топорища (разновидность А типа VIII, XII - XIII вв.). В этих образцах нет удорожающих конструктивных деталей. Из данной формы в XIV в. разовьются рубяще-дробящие секиры с треугольным и трапециевидным лезвием, а также топоры-булавы (Кирпичников А. Н., 1976, табл. 11, 4 и IV, 4 - Б) . Ознакомившись с типологией боевых топоров, можно заключить, что их усовершенствование шло в основном по линии создания лезвия, рассчитанного на проникающий удар, и все более простого (без каких-либо фигурных вырезов) и надежного в скреплении с топорищем проушного отверстия. Наряду с топорами ведущих форм в областях северной и отчасти центральной Руси встречаются образцы, имеющие локально-географическое распространение. Тенденция к единообразию в производстве топоров (как это отмечалось и для копий) усиливается к XII столетию. Если в X - начале XI в. топоры представлены во всем разнообразии своих форм, то в XII - XIII вв. типичными становятся чеканы и бородовидные секиры. На основании археологического материала можно представить следующие этапы боевого применения топоров в древней Руси. В X в. в связи с важнейшим значением пешей рати топор являлся распространенным оружием. В XI - XIII вв. в связи с возрастающей ролью конницы военное применение топора снижается, хотя он по-прежнему остается массовым пехотным оружием. Борьба с тяжеловооруженными рыцарями в XIV в. вновь выдвинула топор в качестве необходимого ударно-дробящего оружия. Боевые топоры X — XIII вв. Образцы основных форм 1, 2, 15 — Веськово, Ярославская обл. (1 — 2 — тип I, 15 — тип III); 3, 5 — Гнездово, Смоленская обл. (тип I); 4 — Кабанское, Ярославская обл. (тип I); 6 — Мохово, Минская обл. (тип I); 7 — Лукомль, Могилевская обл. (тип I); 8, 25 — Городище, Хмельницкая обл. (8 — тип I, 25 — тип VIII А); 9 — Опановичи, Гродненская обл. (тип I); 10 — Чернигов (тип II); 11 — Вахрушева, юго-восточное Приладожье (тип II); 12 — Городище, Ярославская обл. (тип II); 13 — Михайловское, Ярославская обл. (тип II); 14 — Владимирская обл. (тип ІА); 16 — Тяглино, Ленинградская обл. (тип IV); 17 — Заславль, Минская обл. (тип IVA); 18 — Княжа Гора, Черкасская обл. (тип IVA); 19 — Кашина, юго-восточное Приладожье (тип V); 20 — Ославье, Ленинградская обл. (тип V); 21 — Каневский район, Черкасская обл. (тип V); 22, 23, 24 — соответственно Б. Нововесь (тип VI), Костина (тип VII), Сязнега (тип VIII) — все юго-восточное Приладожье; 26 — Малое Терюшево Горьковской обл. (тип VIIIA) Древнерусское оружие. Выпуск 2. ... топоры... IX-XIII вв. Боевые топоры X—XIII вв. Типологическая схема

Ответов - 5

Хорт: Орнаментированные топоры из раскопок средневекового Новгорода А. Р. Артемьев В отечественной археологической литературе за орнаментированными путем инкрустации топорами твердо установилось название декоративных. Между тем этот термин может быть применим только к миниатюрным бронзовым топорикам, использовавшимся в качестве подвесок. Помимо инкрустированных («декоративных») топоров в число орнаментированных нами включены также экземпляры, украшенные насечкой из точек, треугольников, кружков или гравированных линий, образующих узоры различной конфигурации. Древнейшим из рассматриваемых нами топоров на сегодняшний день является экземпляр (25/26—460), найденный в напластованиях конца X — начала XI вв. Он относится к типу II по классификации А. Н. Кирпичникова и имеет секировидиое лезвие с отверстием, а также граненый молоточковидный выступ на тыльной стороне обуха (рис. 1, 1). Примыкающие к лроушной части топора основания лезвия и молоточка имеют соответственно четыре и три кольцевых орнаментальных валика. Вес топора — 194 г. * При публикации археологических материалов из Новгорода принято при описании предмета снабжать его паспортными данными: первая цифра паспорта означает ярус, вторая пласт, в котором обнаружена находка, третья — квадрат. Если указаны только три цифры, то находка происходит с Неревского раскопа. В остальных случаях указаны начальные буквы названий других раскопок, а затем ярус, пласт и квардат или только пласт и квадрат. Например, 1—7—21—50, ознаачет, что находка происходит с Кировского раскопа, ярус 7, пласт 21, квадрат 50. Дубошин раскоп обозначен буквой Д, Нутный — Н Еще один топорик типа IV (по А. Н. Кирпичникову), найденный в слое второй четверти — середины XI в. (24—29-2125), также имеет орнамент в виде двух выпуклых валиков на примыкающем к проуху основании лезвия (рис. 1, 2). Почти миниатюрные размеры топорика позволяют предположить его детское игровое назначение. Самым поздним топориком, орнаментированным сходным образом, является экземпляр весом 135 г типа I (по А. Н. Кирпичникову). Он имеет узкое короткое лезвие и короткий, по массивный молоточек (рис. 1,3), что свидетельствует о его универсальном назначении. Верхняя граница бытовании подобных топориков-чеканов, обычно, ограничивалась XI11 н. Новгородский экземпляр относится к концу XIV — началу XV вв. (5/6—7—1600). Есть все основания утверждать, что происхождение орнамента в виде гравированных линий, образующих на поверхности предмета выпуклые валики, связано со скандинавской традицией. Гравированный орнамент очень часто встречается на тульях втулок почти всех типов скандинавских копий, выделенных Я. Петерсеном5. В своде А. Н. Кирпичникова имеются изображения шести топоров-чеканов с гравированным орнаментом, найденных на памятниках, где скандинавское присутствие общепризнано. Два из них происходят из Юго-восточного Приладожья (X в.), один из Михайловского могильника иод Ярославлем (вторая половина X в.), один из Гнездова (X в.) и два с Владимирщины (X и X—XI вв.). Принято считать, что топоры этого типа восточного происхождения и заимствованы у кочевников, в чем немалую роль сыграли походы русских дружин в Поволжье и на Каспии. Преобладание в составе этих дружин варяжского контингента не вызывает сомнений. Поэтому мы в праве полагать, что топорики-чеканы были принесены в Верхнюю Русь норманнами, которые также как и местные оружейники сразу же стали изготавливать их сами. В 1980 г. на раннесредневековом некрополе Пскова было открыто типично скандинавское камерное погребение молодого воина — второй половины X в.—с топориком-чеканом. В дальнейшем орнамент в виде гравированных линий присутствует на топорах почти всех европейских типов. Два новгородских топора, относящихся к типу IV (по А. Н. Кирпичникову), входят в группу штампованных или нунсонированных топоров (по П. Паульсену). Оба они датируются XI в. Первый из них (Д—29/30 — зап. траншея) орнаментирован с обеих сторон в средней части лезвия двумя рядами штампованных треугольников, обрамленных точечной насечкой (рис. 2). Такая же насечка окружает отверстие в середине лезвия и образует бордюр вдоль краев лезвия до проуха. Сходный орнамент из двух рядов треугольников имеют топоры из Восточной Пруссии и Эстонии, а точечную насечку экземпляры из Тронхейма (Норвегия), Эстонии и Латвии. Однако, в комбинации, даже подобной имеющейся на новгородском топорике, оба вида орнамента нигде больше не встречены. Это обстоятельство позволяет считать его изделием местного новгородского мастера, объединившего два разных стиля орнаментации и дополнившего художественный облик топора оригинальными волютообразными в нижней части щекавицами и косицами. Другой топор (Н—29 юж. траншея) также имеет орнаментацию в средней части лезвия от шпорцы до противоположного края в виде двух рядов округлых штампиков двух различных диаметров (рис. 3, 1). В центре треугольника, образованном линией орнамента и краями топора, находится небольшой круг, образованный штампованными кругами меньшего диаметра с одним штампиком посередине. Обух топора обломан. Прямых аналогий этой орнаментальной композиции нет, что можно расценивать, как свидетельство об изготовлении топора в Новгороде. По-видимому, создавший его мастер был знаком с прибалтийскими топорами, украшенными пуансоном в виде треугольников и полуовалов с выпуклыми точками, подобными найденным в Турайде и Лиепае (Латвия) или Лайвяй (Зап. Литва), своеобразным развитием которых является его орнамент. Единственный, так называемый декоративный, топорик из Новгорода относится к типу IV (по А. Н. Кирпичникову) наиболее массовому по числу находок. Обух топора обломан, а оттянутое вниз лезвие Имеет ЁЫступ-шпорцу (рис. 3,2). Вся поверхность топора с обеих сторон покрыта орнаментом, выполненным инкрустацией серебром. Он датируется первой половиной — серединой XII в. (19/20—17—1724) и относится к выделенной П. Паульсеном так называемой северо-балтий-ской группе14. К настоящему времени она включает 11 топоров, пять из которых найдены в Северной Руси, три в Прибалтике и по одному в Болгарах, Швеции и Германии15. По достаточно хорошо обоснованному мнению Н. А. Макарова, часть этих топориков, включая новгородский, с ободком по боковым краям, чешуйчатым орнаментом и бахромой из язычков, с некоторыми вариациями несомненно являются продукцией русских ремесленников. Однако первоначальным местом изготовления топоров севернобалтийской группы является Прибалтика16. Следующая группа из трех топоров происходит из слоя строительного мусора XIV в., заполнявшем западный притвор церкви Параскевы Пятницы на Ярославовом Дворище. Они имеют форму секир-чеканов и по авторитетному мнению А. Н. Кирпичникова представляют собой заметную переработку домонгольских чеканов18. Два из них имеют монетовидные подобия клейм в виде выложенного серебром геометрического узора (рис. 4, 2). Топорик такого же типа с аналогичной инкрустацией был найден во Владимире. Орнамент на третьем экземпляре иной и выполнен насечкой из точек (рис. 4, 1). Два орнаментированных новгородских топорика, по-видимому, следует признать детскими игрушками. Они слишком малы для использования их даже для мелкой работы и в то же время не настолько, чтобы служить амулетами. Первый из них, насаженный на топорище, от которого сохранился небольшой обломок (рис. 4, 4), относится к типу VIII А (по А. Н. Кирпичникову) и датируется 1322—1340 гг. (К—7—21—50)2". Орнамент на таких топорах встречается редко21. Новгородский экземпляр украшен двумя гравированными линиями, расположенными параллельно лезвию невдалеке от его края и тремя кружками вдоль него, напоминающими циркульный орнамент. Второй топорик бронзовый (рис. 4, 3). От него сохранилась лишь часть лезвия до места, где в нем находилось отверстие, которые присутствуют на большинстве топоров типа IV. Лезвие топорика украшено шестью палочками с завитками на концах, напоминающих навершия епископских посохов, нередко изображаемых на западно-европейских монетах. Они ограничены с двух сторон параллельными лезвию линиями. Найден топорик в слое последней четверти XIV в, (7—14—1445), хотя по своему облику он более древний. Завершает серию новгородских орнаментированных топоров экземпляр из рога, покрытый вырезанными на нем S-видными завитками (рис. 5). Он найден случайно и датировать его трудно. П. Паульсен учел в Северной и Восточной Европе 11 топоров из рога, большинство из которых орнаментированы. Помимо новгородского к ним можно добавить экземпляры из Нижнего Новгорода и Пскова. Все три роговых топора, встреченных на древнерусской территории, однотипные, но различаются по орнаментации. Очевидно, что в новгородской коллекции представлены почти все основные типы орнаментированных топоров, выделенных П. Петерсеном в Северной и Восточной Европе. Эта коллекция настолько уникальна по своему составу, что сопоставлять ее и говорить о ней можно только в рамках и на фоне находок со всей этой огромной территории. «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

Хорт: Орнаментированный топор из Новгорода. Прорисовка из "Новгород и Новгородская земля, история и археология" выпуск №8 за 1994г. Арх. Др.Нвогорода

sergei: Здравствуйте уважаемый Хорт! Я не являюсь членом клуба,но мне нравится то о чем Вы пишите.я хотелбы попросить у Вас помощи....собственно вопрос заключается в том что может Вы знакомы с кем кто коллекционирует настоящее историческое холодное оружие.у меня есть меч и топор.Я и продаю сей предмет так как хобби у меня поиск а не коллекционирование,а топор так отдам к мечу.если Вы может быть знаете такового кллекционера может быть подскажите ему мой адрес,буду благодарен весьма,меч рыцарский возраст 700 лет.фото вышлю любые.Спасибо.sergheirai@gmail.com

Юрий: Это чёрные археологи к нам пожаловали?

Мери: Да вообще последнее время чудесатики какие-то пишут. То стеганину сшей, то топор купи-продай.. НЕ по адресу все это, не по адресу!!!



полная версия страницы