Форум » Доспех » Кольчуга » Ответить

Кольчуга

Fill: вот ссылка на самое (ИМХО) подробное описание процесса плетения кольчуги с нуля. сайт не самый удобный в мире, но тем не менее. http://helgi-kol4uga.narod.ru/work_6_weawe.htm

Ответов - 6

Хорт: В дополнение к вышесказанному. Фотоотчет по производству кольчатой брони. http://home.scarlet.be/~klauwaer/malien/russisch.html Задолбался эту ссылку в закромах искать. Сколько же у меня мусора в избранном, жуть)))))

heavy_infantry: Дайте что ли здесь напишу, то, что про кольчуги не рассказывают. Итак, начнём с выбора марки металла. Тут всё просто, самым близким аналогом заменителем является всеми любимая Ст3 :). Т.к. это и не совсем сталь, но и не железо чистое. По механическим свойствам самое то. 1) Что именно брать (какую проволоку) - зависит от региона. Суть вопроса вот в чём: с момента падения Западной Римской Имерии и до второй половины 13 века в Западной и Центральной Европе не владели технологией производства железной проволоки путём волочения (волочение - процесс изготовления проволоки, путём протягивания её через последовательно уменьшающиеся отверстия). Но такой технологией владели в Малой Азии, на Кавказе, в Степи, на Руси и в Скандинавии. Отсюда различия кольчуг, произведённых на Руси (к примеру) и в Западной Европе. Западно-европейские кольчуги имеют кольца квадратные в сечении. Т.к.проволоку там отковывали. Это первый момент. 2) Второе - диаметр сечения проволоки. Тут тоже в принципе не сложно. Если основываться на находках из Бирки и Гъермундбю, то самым ходовым было сечение порядка 1,2мм для клёпаных колец. По поводу цельных сложнее, если не привязываться к аутентичной технологии их производства (по поводу которой споры не утихают до сих пор), то для изготовления цельных колец лучше взять проволоку 1,6мм (полученные кольца будут соответствовать цельным же из кольчуги из Гъермундбю). 3) Теперь по поводу клёпок. Заклёпки могут быть двух типов: круглые в сечении и "шипы". При этом важно помнить, что диаметр круглых в сечении заклёпок не превышалв находках диаметра 0.8мм(!). Так что никаких обойных гвоздей в качестве заклёпок, товарищи-викинги :). 4) Кольца под заклёпку лучше всего изготавливать в соответствии с инструкцией по выше приведённой ссылке (http://home.scarlet.be/~klauwaer/malien/russisch.html ). Учитывая следующие замечания: а) порядок изготовления: навивка-раскусывание-отжиг-плющение-прокол, нарушать не следует. Объясняю почему. Покупая проволоку (Вязальная-отожжёная Ст3 - так и называется), выполучаете её уже с небольшим наклёпом. Навивая её на стержень вы увеличиваете наклёп. Поэтому, когда начинается процесс раскусывания "пружинки" на колечки, этот наклёпбудет играть вам на руку (не хочу здесь в сопромат и материаловедение ударяться, поэтому прошу поверить, что это так на слово). После раскусывания наклёп надо убрать, для этого проволоку отжигают. Если не отжечь, то после расплющивания наклёп увеличится ещё сильнее итогда в момент прокола площадка под заклёпку может расколоться. Если отжечь после расплющивания, то металл будет тянуться за прокалывателем, а не прокалываться (проверено опытным путём). б) Плющить так сильно, как в инструкции, не надо. Это кольца под позднее средневековье. Нам же достаточно получить площадку. в) Внутренний диаметр колец под заклёпку - 5мм. 4) Цельные кольца на мой взгляд лучше делать так: на стержень диаметром 6мм навиваем проволоку 1.6мм. Раскусываем. Свариваем кончики. Плющим до квадратного сечения (приблизительно). При этом внутренний диаметр сократится до 5мм. Вот как-то так. В итоге получим что-то похожее на Гъермундбю. Если заклёпку-шип использовать. Если есть вопросы - задавайте, попробую ответить в меру сил и возможностей. З.Ы. Плотность полученного полотна жуткая. При достаточной эластичности.

Хорт: Сбалансированный материал. ))) Всё коротко и всё в тему. Дельные советы присутствуют. Респект.

heavy_infantry: Спасибо :). Всё это познано на личных ошибках и опыте. Кстати. Замечание. Поищите фотографию кольчуги из Казазово. Очень интересный материал с точки зрения изучения использования в одной кольчуге колец разного диаметра.

heavy_infantry: http://www.hurstwic.org/history/articles/manufacturing/text/viking_mail.htm образовывайтесь :). Способ создания нахлёста - ложь и провокация. Дико неудобно и бестолково :)

Хорт: КОЛЬЧУГИ И ПАНЦИРИ А. Н. КИРПИЧНИКОВ. ДРЕВНЕРУССКОЕ ОРУЖИЕ Для археологов-оружиеведов изучение доспеха давно стало обозначать пробу сил в теоретических построениях, борьбу тенденций и взглядов. Особой компетенцией отличаются наблюдения Э. Э. Ленца, внимательно описавшего не один десяток русских кольчуг и других доспехов. Э. Э. Ленц выдвинулся как один из крупнейших мировых знатоков средневекового доспеха. Древнерусский доспех постоянно привлекает советских исследователей, и особенно в связи с русско-норманскими отношениями. Историю отечественных кольчуг проследили А. В. Арциховский, М. Г. Рабинович, Л. Ф. Медведев. Б. А. Рыбаков писал о местном производстве кольчуг и выяснил технику их изготовления. 3 Об этом же писал и Б. А. Колчин. 4 Упомянутые работы не исчерпывают затронутой тематики. Основные вопросы истории доспеха — происхождение, развитие и использование — вновь и вновь требуют своего рассмотрения. Славяне VI в., по отзыву Прокопия, еще не имели защитной одежды. Первые упоминания о доспехе относятся к началу VII в. 6 Распространение доспеха начинается с момента организации войска и государства. Предохранительное вооружение появляется там, где создается феодальная власть и строятся ее замки. Доспех становится важнейшим атрибутом военной культуры, показателем ремесленного мастерства и даже жизнестойкости народа. Как правильно заметил А. В. Арциховский, по массовому применению и высокому качеству боевой одежды можно лучше всего судить о развитии военного дела. КОЛЬЧУГИ Точно и образно назначение этого доспеха описал Бируни: «Кольчуги предназначены для посрамления оружия (врага) в бою, они защищают от того, чем действуют противники, и от ударов, срубающих голову». 8 Отличные технические и пред охранительные свойства, гибкость и непроницаемость обеспечили кольчугам широкое распространение и популярность. Об этом же свидетельствуют и сами находки (рис. 1). На территории Древней Руси в ста археологических комплексах найдено около 112 кольчуг IX—XIII вв. (40 целых, остальные в обрывках и обломках). 9 Насколько мне известно, ни одна из европейских стран не обладает (для IX—XIII вв. ) столь значительными материалами. 10 Первые отчетливые свидетельства об отечественных кольчугах 11 относятся к начальной поре раннефеодальной государственности. Ибн-Русте, писавший в 903—913 гг., отмечает, что у славянского царя были «прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги». 12 С укреплением новой военной организации на передний план выдвигаются дружинники «железоносцы», 13 облаченные в шёлк 941 г., 14 а тремя годами позже гвардейцы этого князя клянутся своим оружием (среди которого были и брони) при заключении мира с греками. 15 В подписанном по этому поводу договоре после перечисления щитов и мечей стоит следующее: «... и обруче свое и прочаа оружья». Термин «обручи» к оружию не относится и появился, по-видимому, емы и кольчуги. Первое дошедшее до нас сообщение о тяжеловооруженных воинах Игоря приурочено в результате переделки неразборчивого слова. 16 В передаче В. Н. Татищева здесь приводится слово «броня», что вполне правдоподобно. 17 Если сказанное верно, перед нами древнейшее упоминание брони-кольчуги в русских источниках. Первое бессе упоминание брони, как русского подарка печенежскому князю, помещено в летописи под 968 г. 18 Именно в это время разразилась русско-византийская война и вместо беззащитной толпы перед византийцами оказалась фаланга одетых в кольчуги воинов Святослава. 19 Как бы не были разрозненны все приведенные выше сообщения, они показывают, что оснащение защитным снаряжением явилось важнейшим показателем военного подъема Киевской державы. Археологические данные углубляют свидетельства письменности. Кольчуги на территории Древней Руси обнаруживаются необычно рано, а именно в погребениях VIII—IX вв. 20 Древнейшей датированной находкой этого периода, найденной с монетами VIII в., считалась кольчуга из захоронения на р. Осколе 21 Воронежской области. Обрывки кольчуг оказались также в погребениях Княжого Села Новгородской области и с. Волынцево Сумской области 22 среди таких жен ских вещей, как бусы, височные кольца, спиральные пронизки (рис. 40, 1). 23 В этих комплексах нет оружия и части кольчужной ткани (10—40 колец) представляли, очевидно, мужской заупокойный дар. Благодаря этому «ритуальному» обстоятельству женские могилы сохранили древнейшие детали восточноевропейских кольчуг предкиевского времени. В самих военных захоронениях кольчуга появляется лишь в X в. (рис. 40, 2, 3), но в этот период приблизительно в 7 смоленских и черниговских курганах 24 кольчужные колечки оказались среди типично женского инвентаря. Версия о том, что эти колечки служили запасом для ремонта кольчуг в походах, вряд ли правдоподобна. 25 В этих комплексах нет оружия и инструментов, но имеются вещи богатых и знатных женщин. Очевидно, кольчужные кольца и в этих погребениях имели символическое значение, олицетворяя мужское начало и являясь супружеским почетным приношением (тот же смысл имели бусы, найденные в некоторых мужских погребениях). 26 Кольчуги X в. происходят из 23 археологических комплексов (табл. 1) и лучше известны не по женским погребениям, а по прославленным могилам вождей всадников в Гнездове, Киеве, Чернигове и Плеснеске. Полные доспехи (включая шлемы) полагались, видимо, только самым богатым и знатным, из чего, однако, не следует, что они и в действительности были большой ред костью. Большинство образцов найдено в скипевшихся перегорелых кусках (из трупосожжений); по крой и технику их распознать трудно. Тем не менее и 8 случаях удалось установить, что кольца кольчуг попеременно сварены и скле паны (рис. 2). 27 Эта техника будет типичной для кольчатой брони всего домонгольского периода. Сами кольца откованы из железной проволоки и в поперечнике достигают 7—9 и 13—14 мм, а по толщине не превышают 1. 5—2 мм. Наиболее универсальными были мелкие кольца, которые использовались при плетении как самих кольчуг, так и бармиц шлемов. Трижды в плетении доспехов обнаружены каймы из медных колец (№№ 8, 12 и 17; Гнездово и Чернигов). Медные каймы известны у кольчуг более поздней поры и имели декоративное назначение. Описанные особенности показывают, что техника производства кольчатой брони в IX—X вв. вполне сложилась. В нескольких дружинных курганах Тимерева, Гнездова и Шестовиц найдены миниатюрные инструменты: зубила, наковальни, шилья, молотки, клещи, бруски, которые могли применяться, как писал Б. А. Рыбаков, при выделке кольчуг. 28 За метим, однако, что ни в одном из этих комплексов кольчужной ткани не обнаружено, 29 поэтому об оружейной специализации погребенных судить трудно. Найденные инструменты скорее всего предназначались для мелких универсальных ра бот, 30 например починок оружия в походе. Изготовление кольчуг — очень кропотливое и трудоем кое дело; оно требовало огромного терпения и навыка. Многочисленность находок даже при отсутствии самих мастерских может свидетельствовать о том, что выделка этого доспеха не была секретом для киевского кузнеца X в. Исследователи давно задавали вопрос, с какой стороны «пришла» кольчуга в Россию: из Азии пли из Европы. 31 Кольчуга — древнее ассирийское или иранское изобретение. 32 В Европе кольчугу употребляли кельты, особенно римляне. Она, как полагали, исчезла с гибелью империи. По мнению оружиеведов прошлого века, кольчуга вторично появилась в Европе лишь около 1150 г., после того как крестоносцы узнали и оценили этот виддоспеха на мусульманском Востоке. 33 Европейцы раннего средневековья довольствовались будто бы одними кожаными панцирями с металлическими нашивками. Это заключение, господствовавшее долгое время, и дало повод А. В. Арциховскому (а вслед за ним и другим авторам) написать, что в применении кольчуг Русь на два века обогнала Западную Европу. 34 Восточное происхождение кольчуг на Руси казалось наиболее приемлемым, а южно русские степи рассматривались как путь проник новения этого доспеха на Запад. 35 Время, однако, вносит в изложенные построения существенные поправки. 36 В последние годы специалисты убедились, что раннесредневековая кольчуга берет свое начало в эпоху великого переселения народов (находки этого доспеха в ряде европейских мест датируются римским временем). 37 Оказалось, что в послеримский период кольчуга не только не исчезла, но и все шире распространилась в «варварской» Европе. В частности, германцы эпохи переселения народов и времени Меровингов носили кольчатый панцирь в качестве обычного оборонительного прикрытия. 38 Можно сказать, пишет английский историк оружия Клод Блер, что в период с 600 по 1250 г. если и носилось что-ни будь кроме мягкого доспеха, то в 99 случаях из 100 это была одежда, сделанная из колец. 39 У франков на Рейне процветали кольчужные мастерские, продукция которых (вместе с мечами), несмотря на запреты, расходилась далеко за пределы их области. В Скандинавию кольчуги про никли еще в римское время. Их редкое нахождение в могилах викингов объясняют просто отсутствием такого обычая. 40 На происхождение кольчуг у славян указывает само название. Броня — слово германского проис хождения, производное от древневерхненемецкого Brunja, немецкого Brünne. 41 По мнению Л. Ни дерле, это прямо свидетельствует о заимствовании данного вида вооружения от германцев в каролингскую эпоху, тем более что имеется запрещение Карла Великого 805 г. продавать славянам оружие и броню (arma et brunias). 42 Являясь сторонником каролингского происхождения славянской брони, Л. Нидерле признавал при этом и воздействие Востока. Не отрицая правильности мнения чешского ученого о западных и восточных взаимодействиях, следует прибавить, что на киевских славян могла повлиять и местная традиция. В Восточной Европе кольчуги распространялись в первые века нашей эры среди сармат. 43 Забыт был этот доспех позднее или нет, сказать трудно, но в V—VIII вв. (иногда и раньше) район его использования простирается от Прикамья, Западного Приуралья 43а и Северного Кавказа 44 до Чехии и Венгрии. 45 О едином распространении восточноевропейских кольчуг говорить не приходится. Позднее о кольчугах у авар, хазар и болгар писал Ибн-Русте, 46 но в этом же списке помещены и славяне. Арабские авторы, говоря о славянах, не упоминают о ввозе кольчуг извне, что они (как правильно отметил Б. А. Рыбаков) не преминули бы сделать, если бы послед ние ввозились из халифата. 47 Предыстория раннекиевской кольчужной брони, таким образом, ухо дитв этнически и географически разные районы, но к VIII в. эта предыстория была гораздо более европейской, чем азиатской. Киевские оружейники находились на рубежах европейского мира и по этому видели восточные доспехи, но влияние западных и местных образцов, очевидно, преобла дало. Как бы то пи было, находки VIII—IX вв. выдвигают Русь в число древнейших средневековых европейских государств, располагавших этим совершенным боевым прикрытием. От киевских дружин кольчугу могли перенять некоторые не русские племена, например печенеги. 48 По сообщению ал-Мукадеси (985—986 гг. ), в Хорезм из Болгарии привозили среди прочих товаров и панцири. 49 О Болгарии как месте изготовления доспехов говорить трудно. Мукадеси писал вскоре после ее разгрома Святославом. 50 По предположению Б. А. Рыбакова, в болгарских торговых кара ванах могли находиться русские изделия, в том числе и брони. 51 С развитием феодального войска броня становится необходимым защитным средством как профессионального воина, так и состоятельного горожанина, купца и ремесленника. Доспех повлиял на военные строи и тактику. Выделившиеся в X в. тяжеловооруженные воины веком позже составили постоянное ядро войска. Эта прослойка воинов известна, в частности, по случайному упоминанию в Ипатьевской летописи. Под 1146 г. в пей помещено известие об участии в междукняжеской борьбе белозерских дружинников, названных необычно — «бренидьець» (вариант «бернистец»). Это слово появилось в результате искажения средневековым переписчиком текста подлинника. И действительно, буквы «дь» написаны по подскобленным буквам «ст», следующее «е» переделано также из другой буквы. 52 В одной из поздних летописей непонятное слово заменено названием «бронники». 53 Испорченное слово Ипатьевской летописи можно восстановить совершенно точно; оно читается как «бронистец» (или «бранистарец»). Термин этот был известен по памятникам переводной литературы XI—XII вв. и обозначал тяжеловооруженного воина. 54 Не менее 13 раз упомянута кольчуга в лето писных сообщениях XII—XIII вв. В походе доспехи везли отдельно и надевали перед битвой: «Изнарядися в брони аки на рать». 55 Человек, надевший кольчужную рубашку, считался готовым к бою: «И не смеша на нь дьрьзнути». 56 Высоко ценился доспех как военная добыча, 57 а его блеск неизменно восхищал очевидцев. Надежность брони не подлежит сомнению. Только один раз летопись упоминает о том, что кольчугу пробила стрела «под сердце». 58 Кольчужные доспехи русских, возможно, шедшие на Восток, затем получают известность и на Западе. Во французской героической поэме «Рено до Монтобан» упомянута «добрая кольчуга, сделанная на Руси» («bon hanberc qui en Roussie»). 59 Красивейшие блестящие брони (Brunje) из стали и золота неоднократно отмечены в Ливонской рифмованной хронике (для событий 1218 и 1238— 1242 гг. ). 60 Об истории кольчуги удельной Руси лучше всего судить археологическим данным. Примерно 85 кольчуг (считая целые и об ломки) XI—XIII вв. найдены в 51 археологическом комплексе на пространстве от Новгорода на севере до Воинской Гребли на юге (табл. 2). Кольчуги XI в. случайны, зато начиная с XII в. они все чаще попадаются в раскопках многих го родов: Новгорода, Пскова, Минска и др. Особая густота находок свойственна Южной Руси, где бытование кольчатого доспеха отличалось особой популярностью. Достаточно сказать, что почти все дошедшие до нас целые брони удельного периода (30 из 32) и десятки кусков и обломков найдены на юге (рис. 41). Основными хранилищами кольчуг явились здесь города, сожженные монголами, и черноклобуцкие курганы Киевского Поросья. Обстоятельства нахождения древнерусских кольчуг дают обильный материал на тему о былых военных превратностях и переменчивости боевого счастья. Одни из обнаруженных доспехов принадлежали военачальникам, павшим в борьбе с монголами на крепостных стонах своих городов (№№ 37 и 68, Киев и Городище), другие оставлены хозяевами богатых жилищ, убитыми или бежавшими при городских катастрофах (№№ 30, 38, 39, 67 и 76, Бородино, Киев, Белгородка, Райки, Крылос), третьи брошены для облегчения во время бегства (№ 33, Лыково), четвертые утянули своих владельцев на дно рек при переправах (№ 71, Вигаданка, из р. Буг). Поросские черные клобуки любили одевать в кольчуги (иногда последние свертывались в клубок) своих усопших вождей и витязей. Кольчуги из этих погребений со временем отвердевали и превращались как бы в скульптурный отпечаток своих последних владельцев (рис. 14, 15). Три таких «железных манекена» в неповрежденном виде были доставлены и выставлены в музеях Ленин града и Киева (рис. 42). 6l Кольчатый доспех, как и в более раннюю пору, был характерен прежде всего для социальных верхов общества и войска. Эти лица жили в богатых домах, имели полный набор вооружения, в том числе коней, шлемы, мечи или сабли. Погребенные поросские кольчугоносцы были убраны с варварской роскошью; поверх шелковых и парчовых одежд они имели золотые и серебряные украшения (гривны, перстни, серьги, браслеты, застежки, монеты и др. ). 62 Древнерусский военный быт свидетельствует, однако, о том, что кольчуги носили не только самые знатные. Летописец как обычное явление описывает целые отряды воинов в сверкающих доспехах, чаще всего, очевидно, бронях. 63 Еще совсем недавно в научной литературе можно было встретить утверждение о том, что все встреченные в курганах и случайных находках русские кольчуги сильно проржавели, и поэтому древний облик их изучить невозможно. Действительно, большинство найденных фрагментов или не расчищалось, или не выдерживало самой осторожной реставрации. Однако имеются данные, позволяющие судить об устройстве и покрое кольчуг эпохи феодальной раздробленности. 64 Из 32 кольчуг, найденных целиком, 13 были вынуты из земли полностью и 8 из них доступны практическому обследованию. 65 Кольчуги, как и в предшествующий период, плелись из проволочных колец, составлявших в поперечнике 6—8 и 10—13 мм при толщине 0. 8—2 мм. Предпочиталось соединение более крупных колец. На плетение одного доспеха шли кольца стандартного размера . Одновременное употребление колец разной величины будет свойственно кольчугам позднего средневековья. Что касается способа изготовления колец, то почти во всех доступных случаях (38 раз), иногда после специальной обработки, 67 я мог наблюдать известную и раньше попеременную сварку и склепку колец (1 склепанное продевается в 4 сваренных). На изготовление одной кольчуги шло в среднем 600 м железной проволоки и не менее 20 000 колец. 68 Измерения уцелевших кольчуг 69 показывают, что их обычная величина следующая: длина 60— 70 см, ширина в поясе около 50 см, длина рукава около 25 см. Полагался разрезной ворот, отложного или стоячего воротника не было (рис. 3; рис. 44). Передние и задние разрезы подола не являлись общим правилом. Вовсе не обнаружены такие признаки позднесредневековых кольчуг, как длинный рукав, большой запах ворота (с подпол ком), прошнурованный кожаными ремнями стоячий воротник, расширенный книзу подол, сеченые кольца или кольца с внутренним мысообразным выступом, плоские клиновидные или двойные за клепки, двойное плетение в наиболее уязвимых местах, медные мишени, вес, доходящий до 10— 17 кг. 70 В двух случаях — в Новгороде 71 и Владимире- Волынском (слои XI — начала XII в. ) — найдены обрывки плетения, где все колечки склепаны маленькими заклепками, т. е., по выражению, принятому в позднем средневековье, «на гвоздь». Такими же сплошь клепанными оказались и две не потерявшие своей гибкости и хорошо сохранившиеся райковецкие кольчуги. 72 Покрой их близок описанным выше. Это относительно короткие рубашки; их длина 70 см (или 123—125 рядов колец), ширина в плечах 100 и 130 см, а в поясе 60—66 см. Рукава рубашек короткие, разрез во рота сдвинут влево. Первая кольчуга 73 составлена из 35 000 колец и весит 6. 15 кг. Ее кольца равны в поперечнике 11 мм. Только по краю ворота пущен бордюр из колечек шириной 5 мм. Вторая кольчуга изготовлена из 50 000 колец (размер их такой же, как у описанных выше) и весит 5. 5 кг (меньший по сравнению с первой вес объясняется большей степенью очистки). У первой кольчуги защита шеи едва намечена. У второй имеется воротник, возвышавшийся над уровнем плеч на 10 см. Судя по всему, описанные доспехи предназначались для людей разных по сложению, а может быть, и возрасту. Задние полы кольчуг срезаны, очевидно, для удобной посадки в седле. Доспехи из только склепанных колец (как уступка более простой и однообразной технологии) стали производиться в Европе после 1400 г. 74 и преобладали в Московской Руси. 75 Начало этого производства относится, как видно из приведенных выше примеров, еще к домонгольскому периоду. Около 1200 г. в доспешном деле появились плоские кольца диаметром 13—16 мм, шириной 2—4 мм при толщине 0. 6—0. 8 мм. Эти кольца отковывались из первоначально круглой железной проволоки и затем, очевидно, при помощи специального штампа сплющивались. На лицевой поверхности этих колец иногда были оттиснуты для проч ности две радиальные бороздки. 76 Находки такого рода происходят из Лыкова, Княжей Горы и Городища (№№ 33, 40 и 68), причем в первом и последнем случаях речь идет о целых доспехах. Брони из плоских колец примерно в 1. 5—2 раза расширили железное поле, прикрывавшее чело века, и при этом вес их не увеличивался. 78 Одежда из плоских крупных колец хорошо послужила целям усиления защиты воина и удержалась на вооружении московских ратников под названием «байдана», «панцирь». К числу нововведений предмонгольского периода можно отнести также кольчужные чулки, появившиеся на Западе после 1150 г. 80 Эта воинская принадлежность, насколько можно судить, едва ли не впервые была изображена на южных Суздальских вратах 30-х годов ХIII в., затем на образке «Св. Дмитрий» (о нем см. ниже, стр. 19), на некоторых миниатюрах Симоновско-Хлудовской псалтыри около 1270 г. 81 и Тверского Амар гола около 1300 г. (рис. 57, 2; 58, 2). 82 До спешные чулки сохраняются на Руси вплоть до XIV—XVII вв. под названием «кольчужные нагавицы». 83 На примере изготовления кольчатого доспеха мы каждый раз сталкиваемся с поразительно живучими техническими приемами (сплошь клепанные и плоские кольца, медные каймы, нагавицы), которые были в ходу много столетии и Московской Русью унаследованы от ее великокняжеской предшественницы. Долгое время русские брони, по-видимому, не были столь тяжелыми и длинными, как на Западе, где они уже в X—XI вв. достигли поколенной длины, получили длинный рукав и весили около 10 кг. 84 Однако в XIII в. изменились не только кольца кольчуг, но и их покрой. Эти изменения прослеживаются по тем художественным памятникам XIII—XIV вв., где слабеет или утрачивается каноническое византийское влияние и нарастают местные черты. 85 На некоторых руссифицированных, по выражению Н. П. Лихачева, новгородских печатях преимущественно второй половины XIII в. различимы длинные, до колон, кольчуги. 86 То же самое мы видим на образке около середины XIII в., представляющем св. Георгия. Это лучшее в ран несредневековом русском искусстве реалистическое и тонко отмоделированное изображение кольчуги передает ее длиннополой, перетянутой поясом, с длинными рукавами (рис. 16). Св. Георгий (его образ наделен глубоко народными чертами), облеченный в эту массивную рубашку, кажется защищенным с «головы до ног». Перед нами одно из наиболее ранних изображений тяжелой, полно мерной брони, 88 которая уже далеко ушла от своей предшественницы — короткой кольчужной ру башки. Как бы скудны ни были иконографические материалы, они показывают, что заметное удлинение и увеличение кольчатых рубах происходило в XIII в. (особенно во второй его половине), когда нарастало общее усиление защитных средств.



полная версия страницы