Форум » Костюм » Обувные шипы » Ответить

Обувные шипы

Егор: ОБУВНЫЕ ШИПЫ ИЗ НОВГОРОДСКИХ РАСКОПОК М.И. Петров Новые археологические находки зачастую становятся поводом для изучения целых категорий предметов. Такие находки позволяют выяснить назначение и характер использования предмета и, в некоторых случаях, проверить гипотезу экспериментальным путем. В полевом сезоне 2005 года на раскопе Козмодемьянский II был найден предмет определенный как «шип железный с креплением кожаным» (Козмодемьянский-П, пласт 11, кв.17, №74). Предмет найден в ненарушенных напластованиях неподалеку от остатков сруба. Датировка культурных отложений - конец XIII - начало XIV вв. В этих же слоях выявлено значительное количество фрагментов кожаных изделий, обрезков и обрывков кожи, а также инструментарий сапожника. Крепление представляет собой довольно неаккуратно выполненное, но функциональное изделие. Основой крепления стала кожаная полоса шириной около 6,5 см и длиной сохранившейся части около 15 см. Толщина кожи не превышает 1 мм. Часть полосы оторвана и, вероятно, именно это послужило причиной утери/выбрасывания изделия. В отверстия, пробитые в коже, вставлен трехлучевой шип длиной 5,5 см и шириной 5,2 см. С внутренней стороны поверх шипа наложен кусок кожи асимметричной формы, который, судя по отверстиям от иглы, был сшит с основой. С узкого края полосы основы были прорезаны отверстия, предназначенные, вероятно, для продергивания кожаного (или тканевого/веревочного) шнурка. Основа крепления, видимо, изгибалась по границе закрывающего шип куска кожи. На сгибе зафиксировано повреждение кожи - протертость или разрыв — которое подвергалось починке, судя по отверстиям от иглы по краям. Кроме того, на полосе основы зафиксированы продольные складки, направленные от области крепления шипа к отверстиям на краю кожаной основы. В археологической коллекции Новгородского музея-заповедника и описям раскопов выявлено 23 подобных железных шипа трехлучевой или подтреугольной формы с загнутыми в одной плоскости окончаниями лучей или вершинами треугольника (см. каталог). Все они характеризуются схожими размерами: толщина железной пластины не превышает 3-4 мм, размер загнутой части (т.е. собственно шипа) колеблется от 12 до 13 мм, а длина и ширина варьируется в диапазоне от 45 до 60 мм, таким образом, что длина стороны треугольника, образуемого остриями, составляет 50-75 мм. По морфологическим признакам объекты могут быть разделены ни несколько групп. Шипы с треугольной основой представляют coin )ii подтреугольную фигуру, образованную раскованным железным А| ютом (см. Рис. 2-1). При этом в центральной части сохраняется значительное свободное пространство. Количество предметов в этой группе — 3 экземпляра. Трехлучевые шипы представляют собой трехлучевую звезду, в которой один луч приблизительно в 2 раза шире двух остальных, раз-иеденных по сторонам (Рис. 2-2,3). Как правило, углы между лучами равны. Подобных шипов выявлено 19 экземпляров. Единичным образцом представлен предмет из подтреугольной металлической пластины с отверстием посредине и загнутыми заостренными вершинами. Прослеживается два варианта изготовления подобных шипов. В 11ервом варианте металлический пруток сгибается по форме шипа и проковывается, после чего загибаются вершины. Соответственно, для треугольных шипов форма заготовки до проковывания представляет собой замкнутый треугольник. Для трехлучевых шипов заготовка образуется складыванием вдвое железного прутка с разведением свободных концов. В этой технологии выполнены все треугольные шипы и некоторое количество (8 из 19) трехлучевых шипов. При этом необходимо заметить, что 3 трехлучевых шипа (№№ 2,14,16 по каталогу) образованы по той же технологии, что и треугольные шипы: пруток согнут в подтреугольную фигуру, сжатую к центру до формы трехлучевой звезды (Рис. 2-2). Рис. 1. Обувной шип с креплением. Козм.-П - 11-17-74 Рис. 2. Типовые формы обувных швов Во втором технологическом варианте пруток расковывается в подтреугольную пластину. Основание треугольника разрубается зубилом, после чего образовавшиеся лучи разводятся в стороны1. Затем вершины лучей загибаются. Технология изготовления шипа из раскопа Козмодемьянский II может быть выявлена только после реставрации объекта. Распределение подобных шипов по новгородским раскопам неравномерно. Наиболее значительное количество находок происходят с Троицкого раскопа - 9 объектов и с Неревского раскопа (5 паспортизированных и, вероятно, 2 депаспортизированных объекта2). По одному шипу выявлено среди коллекций Козмодемьянского II, Лю-догощинского, Кировского, Ильинского и Дубошина раскопов. Обломки предметов, которые можно интерпретировать как фрагменты обувных шипов, обнаружены на раскопах Федоровский и Посольс-кий-2006. Возможно, количество находок шипов в каждом из раскопов следует связывать с размерамми вскрытой площади. Топография находок внутри крупных раскопов демонстрирует тяготение предметов к угловым усадьбам. В частности, 3 из 5 паспортизированных находок Неревского раскопа происходят с территории усадьбы, выходящей на Козмодемьянскую улицу. Шипы, выявленные в коллекции Троицкого раскопа располагаются преимущественно на территории усадеб А, Е и Г (по 2 объекта). Диапазон бытования изученных шипов довольно широк - X-XIV вв. (Рис. 3). Наиболее ранними среди новгородских находок являются шипы треугольной формы: предметы датируются 2-й половиной X -первой половиной XI вв. Трехлучевые шипы датируются более широким диапазоном. Необходимо отметить, что единственная находка, датируемая 2й четвертью XI века (№1), оторвана от следующей находки на полстолетия. Если принять во внимание тот факт, что этот предмет располагается близ стенки раскопа, то, возможно, находка датируется более поздним временем. Именно рижские археологические материалы демонстрируют несколько иной вариант кожаного крепления. Специальные кожаные приспособления для крепления шипов были найдены при раскопках в Риге еще в 1938 году и, более того, опубликованы, но фотографии публикации были мелкими, и находки кожаных фрагментов никаким образом не комментировались6. Конструктивно найденное крепление для обувных шипов состояло из двух специально раскроенных кусков толстой кожи. Шип закреплялся между этими кусками маленькими металлическими заклепками или скобками. Получаемая «обойма» крепилась кожаными ремешками к подошве обуви. Согласно реконструкции, шипы крепились ближе к пяточной части стопы7. Рис. 4. Предполагаемый способ крепления шипов Крепление обувного шипа из раскопа Козмодемьянский II по сути практически идентично рижскому. Реконструкция неповрежденного облика представляется следующей. В произвольно отрезанную полосу кожи шириной 6-7 см вставлялся шип. Сверху шип закрывался другим куском кожи и пришивался к основе, что фиксировало шип в изделии. С узких сторон полосы пробивались отверстия, сквозь которые продергивался шнурок для крепления к обуви. Характер износа кожаной полосы позволяет предположить единичную интерпретацию способа ношения - шип размещается непосредственно под пяткой, выполняя при этом своеобразный аналог подковки (см. Рис.4). Традиционно исследователи интерпретируют подобные предметы как «ледоходные шипы». Однако практические наблюдения показывают, что подобная интерпретация сужает функциональное назначение подобных предметов. Практика ношения обуви с подошвой из натуральной кожи показывает, что довольно скоро подошва, в особенности защищенная от влаги восковой пропиткой, становится гладкой и, тем самым, не обеспечивает надлежащего сцепления с грунтом. В особенности это заметно при передвижении по влажной траве или глинистой почве и, в особенности, на спусках или подъемах. Очевидно, что та же проблема возникала и в средневековье. Описанные шипы вполне могли использоваться для ее решения -небольшая (до 13 мм) длина шипов не мешает при ходьбе по грунту. На ледяной поверхности, напротив, подобные шипы нередко проскальзывают — вероятно, не хватает длины шипа. Таким образом, обувные шипы могли использоваться не только зимой, но и летом для увеличения сцепления с грунтом. 1 Автор выражает признательность участнику Новгородского Центра живой ис тории С.А.Икренникову за консультации по технологии изготовления железных ши пов. 2 Необходимо отмстить, что эти объекты находятся в коллекции предметов раз ных лет, которые преимущественно происходят с Неревского раскопа. 1 Для поиска аналогий использовался интернет-каталог коллекций Шведского исторического музея. Инвентарные номера предметов - SHM 21592:092 (http:// www.historiska.se/collections/mis/sok/fid.asp7fid-107188), SHM21592:093 (http:// ww.historiska.se/collections/mis/sok/fid.asp? fid=107189). " SHM 33334:18 (http://www.historiska.se/collections/mis/sok/fid.asp9fid-108266) 5Andris Celmins Zeme fpslepta pilseta (A city under the ground), Riga, 1998. P.12, 23 6 Andris Celmins Zeme fpslepta pilseta (A city under the ground), Riga, 1998. P. 23. 7 Andris Celmins Zeme fpslepta pilseta (A city under the ground), Riga, 1998. P.12. 8 Номер в каталоге соответствует номеру на графике хронологического распреде ления (рис.3). 9 Для Неревского раскопа указаны через дефис ярус/квадрат/полевой номер, для других раскопов - пласт/квадрат/полевой номер (с) http://bibliotekar.ru/rusNovgorod/144.htm

Ответов - 4

Егор: http://asgard.tgorod.ru/libri.php?cont=_brodd - не совсем то, что нужно

Хорт: Общая информация по шипам. Обувные шипы. Исторический экскурс и практическое применение. С.Каинов, Ф.Спасов ("Аустрвегр-Восточный путь"). Постановка проблемы. В настоящее время общим местом в реконструкции обуви «эпохи викингов» является пришивание подошвы внешним швом, что с точки зрения соблюдения исторической достоверности совсем не правильно. Те же, кто решился сшить обувь согласно историческим аналогам и главное – пришить подошву выворотным швом - в очень скором времени столкнётся с одной проблемой. При передвижении по глинистой почве, мокрой траве и т.п. и особенно на спусках и подъёмах, обувь будет «проскальзывать», подвергая хозяина опасности падения... Дело в том, что при продолжительном ношении подошва обуви "залащивается" - становится гладкой, не обеспечивающей "момента сцепления" с почвой. К тому же шитьё выворотным швом обуславливает отсутствие граней на краях подошвы, что также не способствует лучшему сцеплению с почвой. Вне всякого сомнения, подобная проблема стояла и перед нашими предками. Как же они её решали? При раскопках раннесредневековых памятников довольно часто находят железные обоймы, отличительным признаком которых является наличие 1-3 шипов. Исследователи долго спорили о предназначении этих предметов. Их считали то шпорами, то деталями ладей, то приспособлениями для лазанья по деревьям, а то и остриями палиц. В настоящее время наиболее общепринят термин "ледоходные шипы". Данное обозначение кажется нам не совсем верным и значительно ограничивающим более широкое применение шипов. Типология. Вернёмся непосредственно к предмету нашего рассмотрения. Из основной массы шипов можно выделить несколько основных типов, отличающихся в деталях: Первый тип характеризуется пластинчатой сильно вытянутой прямоугольной формы основой длиной 2.0-4.0см, шириной 1.0–2.0см и толщиной 1.5-2мм. Загнутые, сужающиеся концы основы могли как смыкаться с обратной стороны, так и нет. Расстояние между центральной площадкой основы и загнутыми концами от 2 до 6 мм. В центре основы с внешней стороны находился шип, в сечение представлявший квадрат или прямоугольник. Высота шипа колеблется от 8 до 15 мм. Второй тип отличается от первого, как правило, более широкой основой. Один край основы иногда раскован и загнут наверх. Заострённые концы основы представляют собой узкие прямоугольные в сечении стержни, высотой около 6 см. Эти стержни загнуты сначала наверх, а затем навстречу друг к другу. Немаловажно, что эти стержни располагаются под углом к основе. Вышеописанные типы можно объединить в группу шипов с пластинчатой подпрямоугольной основой. Ещё один, третий тип шипов, изредка встречающийся на раннесредневековых памятниках, - относится уже к группе шипов с треугольной основой, сформированной раскованным дротовым стержнем. В каждом углу основы располагается по одному шипу. Длина стороны треугольника 4.5-5 см., высота шипов около 10 мм. Типологические различия объясняются разным предназначением шипов. Первый и третий типы предназначены для крепления на подошве обуви, тогда как шипы второго типа использовались для подковывания лошадей. Данный вывод основан как на конструктивных особенностях разных типов шипов, так и расположением шипов в погребениях. Хронология и происхождение. Самые древние шипы на территории Древней Руси зафиксированы в слоях 9 века в Старой Ладоге. Массовое их распространение относится уже к 10 веку. Подавляющее количество шипов, относящихся к 10 веку, найдено в памятниках, где отмечено т.н. «скандинавское присутствие» - Гнёздово, Рюриково городище, Тимерёво, Михайловское, Петровское, Шестовицы и т.д. Это заставляет предполагать возможное их появление и распространение на территории Руси вместе со скандинавскими пришельцами. Впоследствии шипы стали неотъемлемой составляющей древнерусской материальной культуры и просуществовали вплоть до 17 века. Предположение о распространении шипов на территории Древней Руси вместе с пришельцами с Севера в значительной мере подкрепляется находками в самой Скандинавии. Здесь шипы, предназначенные для подковывания лошадей (тип 2), зафиксированы уже в комплексе Вальсъерде, относящемся ко второй четверти 7 века. Широкое их распространение в Скандинавии относится к "эпохе викингов", когда шипы и попадают вместе с их носителями на территорию Древней Руси. Письменные свидетельства. В "Саге о Торстейне Белом" (Исландские саги, М.:"Языки русской культуры", 2000, с.253) имеется крайне любопытный рассказ о том, как Хельги сын Торгильса получил "двойное" имя - Шип-Хельги. В более сокращенном варианте этот же рассказ повторяется "Саге о Людях с Оружейного Фьорда" и в "Книге Заселения Земли". В саге говорится следующее: Хельги стоял во дворе и видел, как быки сдвинули лбы и стали бодаться, и хуторской бык оказался слабее чужака. Когда Хельги это видит, он идет в дом, находит большие шипы для обуви и нацепляет их своему быку на лоб. После этого быки сновь сошлись в схватке, и в конце концов хуторской бык забодал чужака до смерти: шипы вошли тому в мозг. Реконструкция на основе археологического материала. Погребение 887. Бирка. Погребение 954. Бирка. По ряду объективных причин, главной из которых является нахождение шипов почти исключительно в погребениях по обряду трупосожжения, реконструировать использование вышеописанных шипов представляется возможным лишь на основе зарубежного материала и, главным образом, используя информацию, полученную при раскопках шведского могильника Бирка, где шипы найдены в 160 погребениях. В трупоположениях шипы могут находится как под обеими ступнями, так и только под одной. Количество шипов колеблется от 1 до 3. Так шипы третьего типа находят только по одному в погребении, в то время как количество шипов первого типа различно. В ряде случаев, хорошая сохранность позволяет проследить остатки кожи или дерева между основой и загнутыми концами шипов. Таким образом, можно заключить, что обувные шипы крепились как сразу на обеих ногах, так и только на одной. Носились они как по одному, так и по несколько штук сразу. Также можно предположить, что для крепления использовались кожаные и кожано-деревяные конструкции. Практическая реконструкция. Визуальные наблюдения позволили предположить разные процессы изготовления шипов. Шипы первого и второго типа изготавливались путём кузнечной расковки полоски металла на гвоздильне, применение которой позволяло сформировать шип. Шип третьего типа изготавливался путем горячей проковки дротового прута в треугольник с дальнейшим отгибанием трех углов перпендикулярно основе. По остаткам органических материалов внутри скобок можно с наибольшей степенью вероятности реконструировать способ ношения шипов. Кажется очевидным, что хвостовики скобок сгибались вокруг некой основы из кожи или дерева, а затем эта основа при помощи шнурков крепилась к обуви. Толщина материала основы колеблется от 2мм (кожа) до 6мм (толстая кожа и/или дерево). Маловероятно, что шипы крепились напрямую к подошве, при этом нарушалась герметичность обуви, при отсутствии твердых кожаных стелек (известны только вязаные и льняные) ношение такой обуви должно быть весьма болезненным и наконец, такая шипованая обувь не может быть универсальной для хождения по улице, внутри помещений, каменным или деревянным мостовым. Представляется возможным предположить несколько схем крепления шипов на основу, и крепления основы к обуви. Крепление шипов на основу. Крепление шипов к основе. Наиболее простым является крепление одной или нескольких обойм первого типа поперёк кожаной полосы. Но этот вариант при практической апробации выявил один недостаток: вся система проворачивалась вдоль продольной оси при любой силе натяжения ремешками. При данном варианте необходимо использование или жёсткой кожи или нескольких сшитых вместе слоёв кожи. Можно предположить и другие варианты крепления. Во-первых, зафиксированные остатки дерева, зажатые в обойме, свидетельствует о креплении шипов на тонкую (4-6мм) деревянную планку. Во-вторых, на практике доказано удобство крепления шипа вдоль оси на более широкой кожаной основе. Шипы третьего типа не требовали основы и крепились при помощи ремешков непосредственно к обуви Крепление основы с шипами к обуви. Наличие двойных прорезей на большинстве образцов обуви может быть использовано для подвязывания основы двумя парами ремешков за одну прорезь над пяткой и две пары прорезей в области подъёма. Причем практическая реконструкция шипов показала, что ремешки должны завязываться двумя узлами: первым к прорезям, а вторым между собой. Двойной узел предотвратит от развязывания, сползании набок и потери шипов в мокрой траве. Но наиболее простым и быстрым является завязка ремешков, идущих от основы с шипами, над пяткой и в области подъёма. Вывод. Итак, вышеизложенное позволяет заключить, что обувные шипы могли использоваться не только в зимнее время (что заставляет отказаться от термина «ледоходные шипы»), но и в течение всего года. Необходимость в их применении возникала при передвижении по мокрой и скользкой почве и траве. Также незаменимы они оказывались при спусках и подъёмах. Практическое применение шипов на реконструкционных мероприятиях позволяет уверенно чувствовать себя на любом не каменистом грунте независимо от погодных условий, но налагает ряд ограничений по использованию: -необходимость снимать шипы при пересечении асфальтовых и иных современных «твердых» дорог. -запрет на нанесение ударов «ошипованной» ногой в противника. Удар в щит чреват застреванием шипа в деревянном поле щита. Взято с сайта Асгарда. Ссылка на оригинал статьи. http://asgard.tgorod.ru/libri.php?cont=_brodd

Хорт: Еще раз об обувных шипах. М.И.Петров (Годи, "Черный Вепрь"). Причиной написания этой краткой заметки стала любопытная информация, почерпнутая в каталоге выставки археологических находок из раскопок Риги 1991-1997 гг. Полные библиографические данные следующие: Andris Celmiñš Zeme fpslepta pilseta (A city under the ground), Riga, 1998. В целом в каталоге приводятся находки более позднего времени, чем "эпоха викингов", в том числе и обувные шипы. Шипы, приведенные на фотографии, датируются 13-14 вв. Их размерные характеристики (длина) следующие: 6.4см - а, 7.2см -b, 6.1см - c. Конструктивно эти шипы близки к шипам на треугольной основе (тип 3 по статье С.Ю.Каинова и Ф.В.Спасова; см. статью об обувных шипах в Библиотеке Ассоциации), находки которых известны, в частности, в Бирке. Наиболее интересной представляется не столько форма шипов, более поздних по датировке, чем "эпоха викингов", но способ их крепления, выявленный, что крайне важно, археологически. По сообщению автора книги (стр.23 указанного издания), специальные кожаные приспособления для крепления шипов были найдены при раскопках в Риге еще в 1938 году и, более того опубликованы, но фотографии публикации были мелкими, и находки кожаных фрагментов никаким образом не комментировались. Конструктивно найденное крепление для обувных шипов состояло из двух специально раскроенных кусков толстой кожи. Шип закреплялся между этими кусками маленькими металлическими заклепками или скобками. Получаемая "обойма" крепилась кожаными ремешками к подошве обуви. При этом, согласно реконструкции автора, шипы крепились ближе к пяточной части стопы (см. рис.). Археологически зафиксированные материалы по системе крепления обувных шипов позволит повысить точность реконструкций. Дополнение от января 2005. В очередной раз просматривая материалы Мастермюрского "клада", я обнаружил среди вещей предметы, которые при публикации в электронном каталоге Шведского исторического музея определены как "обувные шипы". Самое важно состоит в том, что их конструкция и форма абсолютно идентичны форме более поздних обувных шипов, о которых шла речь в этой заметке. Сходство предмета подразумевает аналогичный способ крепления. Необходимо напомнить, что клад из Мастермюра датируется 9 - началом 10 века, что вполне подходит под хронологию реконструируемого времени. Таким образом, мы получаем возможность использовать археологически подтвержденные вещи и систему их крепления.

Ник: Уважаемые господа! А нельзя ли получить прямую ссылку на шипы из шведского музея, а то та, что в тексте статьи не работает. Заранее спасибо. Ник



полная версия страницы